Главный балетмейстер рассказал о кризисе в Нижегородском театре оперы и балета

2348
Главный балетмейстер рассказал о кризисе в Нижегородском театре оперы и балета

Нижегородский театр оперы и балета сейчас ставит своеобразный рекорд по длительности и масштабу конфликта, в котором оказались задействованы практически все работники данного культурного учреждения вне зависимости от должностей и званий. Речь идет не о обычных разногласиях, характерных для любого творческого коллектива, а о настоящем расколе – как внутри самой труппы, так и между труппой и новым руководством театра.

При этом в силу местной специфики «война» ведется партизанскими методами – нет ни открытых эмоциональных постов в соцсетях, ни, тем более, изобличающих публикаций в СМИ. При этом пачками летят жалобы и обращения – в местный минкульт, губернатору и даже в «компетентные органы». Приоткрыть завесу тайны, что же такое творится в театре, «Коза» попросила главного балетмейстера Нижегородского театра оперы и балета, народного артиста России Валерия Миклина.

– Сразу скажу, что я получил уведомление об увольнение в связи с сокращением штата, поэтому, вполне вероятно, что к тому моменту, как выйдет интервью, надо будет указывать мою должность с приставкой «экс» – экс-главный балетмейстер.

Вам 71 год. Насколько возраст критичен для вашей профессиональной деятельности?

– В творческих кругах нет возраста. Это уже признано официально, причём на всех уровнях. Григоровичу – 93. В зарубежных театрах вообще не смотрят на возраст, там главное – мастерство!

Как Вам, почти 40 лет отдавшему театру, объявили о сокращении? Наверное, предложили кучу финальных почестей, как обычно в таких случаях: творческий вечер, «золотой парашют», лучшие места на все премьеры …

– Все было гораздо банальнее. Попросили зайти в отдел кадров.  Прихожу. Дают бумагу – подпишите.  Спрашиваю, что это такое? Уведомление об увольнении. Всё, никаких церемоний. Вы же понимаете, что сокращение штата – это лишь повод убрать меня и еще ряд профессионалов из театра, чтобы мы не мешали новому руководству, поставленному губернатором Никитиным. Цель губернаторских ставленников очевидна, и это совсем не про развитие театра. 

Должность директора театра долгое время была вакантна. С чем это связано?  Кто пришел на это место?

– После ухода прежнего руководителя должность директора действительно была свободна полтора года. Причем кандидатуры были. Были очень хорошие кандидатуры. И местные, и из других городов. Но после «собеседования» с нашим минкультом люди отказывались. И вот летом 2019 года вместо одного руководителя нам прислали троих. На должность директора прибыл хормейстер московского хорового училища им. Свешникова Александр Топлов, а вместе с ним два заместителя. Зам по опере – выпускник ГИТИСа, поработавший в нескольких театрах, Дмитрий Белянушкин. И зам по балету – бывший танцовщик Большого театра, японец Морихиро Ивата (с 2012-го по 2019 год – художественный руководитель Бурятского академического театра оперы и балета – прим. авт.). Произошло задвоение должностных обязанностей – у заместителя по балету и меня, как главного балетмейстера, по сути, оказался один и тот же функционал. Сначала мы делили с Морехиро Ивато мой кабинет, а потом, как в сказке про хитрую лисичку, меня попросили освободить помещение. И я остался без места в самом прямом смысле слова. Я, народный артист, вынужден болтаться по театру.

Что изменилось в театре с приходом новый команды? Новые проекты? Премьеры? Повысилась зарплата артистов, наконец?

– Насчет зарплаты – да, она повысилась. Но не у артистов. А нового руководства. Так, у меня, со всеми надбавками за стаж и звания, в месяц выходит порядка 65 тыс. руб. У замов – по 300 тыс., Топлову положили 400. И эта сумма осталась неизменной, несмотря на то, что из директоров его все-таки убрали, переведя на должность художественного руководителя. А его замы, соответственно, стали заместителями худрука – один всё так же по опере, другой – по балету.

То есть директор снова новый?

– Да. На этот раз прислали человека из самого минкульта, бывшего заместителя министра Татьяну Маврину. (С 2015-го по 2020 года – первый заместитель министра культуры Нижегородской области. Курировала вопросы строительства, реконструкции, капремонта учреждений культуры. Имеет два высших образования – филологическое и юридическое, – прим. авт.).  

Возвращаясь к вопросу об изменениях в театре – новые проекты? Премьеры?

–  Было две премьерных постановки – «Шопениада. Японские этюды» и «Корсар». Но это не балет! И, тем более, не классический русский балет! Это просто какие-то танцы!

На сайте театра «Японские этюды» представлены как уникальный музыкально-хореографический эксперимент, а работа Морихиро Ивата, как балетмейстера, названа фантазийной хореографией.

– Есть совершенно четкие эстетические каноны русского балета.  Помимо совершенной техники, должен быть соответствующий внешний вид. Есть артисты, которые вроде технически подготовлены, но в плане эстетики – ну, не тянут, понимаете, не тянут. А бывает, наоборот. Вроде и рост, и внешность, а техника – никакая.

Роли солистов в русском балете всегда доставались лучшим. Самым лучшим. Во всех планах. Поэтому русский балет всегда собирает полные залы по всему миру. Это касается и возраста. Чисто моё мнение – на балерин старше 37 лет невозможно смотреть. Именно поэтому у артистов балета возраст 37-38 лет является уже пенсионным. Дальше надо двигаться в другом направлении – например, уходить в «тренерскую» тему.   

А в Нижнем сейчас «Танцуют все!»: не важно, как ты выглядишь и какого роста. Неважно, какого уровня ты танцовщик. Ну, нельзя танцевать, партию принца, извините, с кривыми ножками и ростом метр шестьдесят.

Но, наверное, низкорослый мальчик с, как Вы говорите, кривыми ножками счастлив, что ему наконец дали такую возможность…

– Именно поэтому некоторые артисты сейчас молчат и закрывают глаза на то, что происходит в театре. Ой, наконец-то мне дадут танцевать то, о чём мечтал, но раньше было недостижимо из-за несоответствия стандартам. У меня эти люди никогда бы не танцевали те партии, которые им не положены в силу самой сути русского балета. Есть же критерии! Внешний вид, техника, образ. А когда выходит на сцену человек и бесконечно падает…

Балетный талант генетически заложен. Природой! Можно, конечно, при средних данных благодаря усердным тренировкам повысить свой уровень.
Такие примеры есть и в нашем театре. Только что потом? Бесконечные переломы и операции? Организм не прощает насилия над собой!

Сколько человек работает в театре? Как часто пополняется коллектив?

– В советские времена в театре работала человек 600, сейчас почти вдвое меньше – человек 350. Артистов балета сейчас вообще меньше 60 человек. Кто-то заболел – и всё, на замену выставить некого. Приходится на какое-то время снимать постановку. Наверное, ни в одном театре нет такого маленького балетного коллектива, как у нас. Минимум 70 человек должно быть. Минимум!

Надо растить молодёжь, заниматься ей. Но зарплаты – слезы, жить негде. Дают, правда, служебное общежитие для деятелей культуры, где вместо комнат – маленькие отдельные квартирки. Например, у нас с женой, концертмейстером балетной школы, двухкомнатная квартира. Одна комната закреплена за мной, другая – за ней. Если вылетаешь из обоймы – можешь вылететь и из жилья. В настоящее время идут попытки выселения людей, причем с маленькими детьми. Накопить на собственную квартиру с театральной зарплаты невозможно. Так что о каком обновлении и пополнении коллектива может идти речь в таких условиях? ...   

В свое время много разговоров было о строительстве нового здания театра, но потом вроде бы сделали ремонт, почистили люстру и все разговоры затихли …

– Состояние театра просто безобразное! Всё старье рушится, кулисы – руками! Постоянно что-то латают, вот сейчас опять идёт ремонт. Никитин разрешил театрам работать, но запретил антракты. А как без антракта переодеваться? Костюмы все запечатаны от пыли, потому что грязища дикая за сценой!

А сцена? У нас 11 метров зеркало сцены и в глубину метров 13. Это смешно! Не везде, конечно, 20-метровая сцена как в Большом театре, но такой маленькой сцены точно нигде больше нет! Молчу про балетные залы!

Мне очень нравится новый театр Станиславского. Такой удобный! Но там почему-то одна сцена, в идеале надо бы, конечно, еще две экспериментальных. Но у нас-то и того нет.

Когда губернатор Никитин с японской делегацией был на «Японских этюдах», он, селфясь с артистами балета на сцене, пообещал новое здание театра. Опять слова…

Русский балет востребован во всем мире, а нижегородский? Какова гастрольная программа театра?

– Зарубежные гастроли остались в далеком прошлом. Из недавнего: 2008 год – Испания, 2010-й – Китай, 2012-й – снова Испания. В Москве не выступали. Даже в дни региональной культуры.

А как наша нижегородская публика?

– Вы знаете, у нас очень хорошая публика в плане балета – понимающая! Где надо – поаплодируют. Все эти поддержки, фуэте правильно замечают. Очень тонкая публика. Приятно в зале быть. Дарят цветы, даже в столь непростое в финансовом плане время. Вообще, балет дает 60% дохода театра.

На днях Вам предстоит увольнение из театра. Решили, чем будет заниматься дальше?

– Поскольку младший сын сейчас учится в 9-м классе, ни о каком переезде в Москву и, тем более, за рубеж, пока не может быть речи, не хотим срывать ребенка из школы. Скорее всего, пойду работать педагогом. Могу честно сказать: таких, как я, в Нижнем Новгороде и близко нет. Я многое могу дать.

Нет мыслей о собственной балетной школе?

– Для этого нужны деньги. Немаленькие. У меня таких денег нет, а потенциальные инвесторы, полагаю, лучше очередной торговый центр построят, чем вложатся в балетную школу.

Нужен нормальный зал, с этим в Нижнем просто беда. Нет даже нормальных концертных площадок. Вот, «Юпитер» недавно отремонтировали, а сцена, как была маленькая, так и осталась. Так что настоящая балетная школа в Нижнем навряд ли может появиться, по крайней мере, в обозримом будущем. А пополнять многочисленный список балетно-танцевальных студий не хочется. Как говорила Фаина Раневская, народные артисты на дороге не валяются.   

Фото: Балет24.ру

Поддержите наше СМИ любой посильной для вас суммой – один раз, или оформив подписку с помощью онлайн-кассы. Став подписчиком KozaPress, вы будете поддерживать стабильную работу издания, внося личный вклад в защиту свободы слова.

18+

Читайте также:

Глава Заволжья Оксана Жесткова возглавит Ардатовский район
Ирина Еникеева
Нижегородская облпрокуратура заинтересовалась содержанием жилых домов – объектов культурного наследия
Константин Барановский
Приговором «по делу Пичугина» власти хотят прекратить дискуссии относительно проблем здравоохранения
Александр Мурин