Она была человеком без кожи. Памяти Ирины Славиной

29562
Она была человеком без кожи. Памяти Ирины Славиной

Очень трудно что-то добавить к тому, что за последние сутки уже было написано об Ире. Многие говорят: она была храбрая, как лев, прозрачная, как стекло, твердая, как наган — почему же она не выдержала «очередного обыска»?

Есть два замечания. Во-первых, поступок Ирины никак нельзя назвать проявлением слабости. Это поступок очень сильного человека, даже титанически сильного. С ним можно не соглашаться. С ним нужно не соглашаться. Сохрани нас Господь от таких поступков. Но отрицать неимоверную силу этого поступка — невозможно. 

А во-вторых… Она была человеком без кожи. Человеком повышенной чувствительности. Причем не только и не столько к своим проблемам, сколько к чужому горю и чужой боли. Думаю, очередной обыск, очередное унижение, взятые сами по себе, она вполне бы смогла пережить — ей было не впервой. Но чувство страны, погружающейся во мрак, чувство невозможности что-то изменить перед лицом крепнущей тирании и спящего глубоким сном общества — было ей невыносимо. На этом фоне очередная свинцовая мерзость наших правоистребителей стала просто последний щепкой, сломавшей спину.

Да, она умело скрывала эту чувствительность, работая в амплуа беспристрастной журналистики. Именно такую журналистику он исповедовала и практиковала. Этим она отличалась, например, от Анны Политковской, с которой мне тоже выпало счастье немножечко поработать. Аня болела болью героев своих статей открыто. Всю свою боль, весь свой гнев она выплескивала на страницах публикаций. Это была публицистика русская, страстная и пристрастная, которая всегда открыто на стороне жертвы — в традиции великого Короленко. Перечитайте хотя бы ее «Бронированную грязь»...

Ира же была сторонником беспристрастного европейского подхода. Безэмоциональность над схваткой. Внимательность к точности изложения, к детали. Обязательное отделение факта от комментария. Всю боль, весь клокочущий гнев, все возмущение несправедливостью она оставляла себе. Это жило в ней и выжигало ее изнутри. Убийства, совершенные сотрудниками ФСБ под видом антитеррористической операции. Умирающий в тюрьме от рака оклеветанный трехкопеечным стукачом старик. Отец семерых детей, задним числом лишенный гражданства, выброшенный из России и разлученный с семей. Расстрелянный у стен кремля Немцов. Демонстративный распил бюджетных денег и городских парков, уничтожение последних уголков Старого Нижнего в угоду алчным застройщикам и коррумпированным чиновникам. И бесконечное вранье со стороны областных и городских начальников, вчерашних «коллег по цеху», карманных «аналитиков» и «блогеров» по вызову.

Как-то пару лет назад Ира везла меня из спецприемника после очередных отсиженных суток и говорила обо всем этом всю дорогу, не останавливаясь. Просила меня помочь с контактами в «Новой газете» - чтобы хоть кто-то подхватил хотя бы часть ее тем, которые невозможно было тащить в одиночку. Я тогда вдруг внезапно осознал, какая боль скрывается за ее спокойной улыбкой и сухими репортажами о каждом очередном, дежурном произволе.

Единственное публичное место, где Ира могла себе позволить не очень выбирать выражения, — Facebook. Темы последних месяцев и дней: изнасилование Конституции «на пеньках», отравление Навального, политзеки, ужасный 13-летний срок Юрию Дмитриеву… Государство, пожирающее людей. Государство-убийца.

Все сказанное, конечно, не значит, что просто «виновата система». Как справедливо сказано в Нюрнбергском приговоре, преступления совершают не абстрактные сущности, а живые люди. У Ириной смерти есть конкретные виновники. Те, кто организовывал ее травлю. Те, кто отдавал приказ резать колеса на ее машине, фабриковать глупые и мерзкие обвинения в ее адрес, клеить на подъезд подметные листки с клеветой, кто следил, кто стучал и вербовал стукачей, кто писал протоколы, кто выносил «судебные решения».

И, конечно, герои последнего уголовного дела и «похода за зипунами». Борзонец Н.Н., прокурор Нижнего Новгорода. Шлыков А.И., следователь отдела по особо важным делам СК РФ, полковник юстиции, возбудивший дело. Кириллов А.А., руководитель того же отдела. Максименко И.А., следователь того же отдела. Судья Нижегородского районного суда Ползунов Алексей Олегович, санкционировавший обыски. Горенок В.В. опер Центра по борьбе с экстремизмом. Живулин Никита Дмитриевич — доносчик, лжесвидетель. Грач Ярослав Игоревич — доносчик, лжесвидетель. Савинов Илья Леонидович — дежурный доносчик, лжесвидетель, активист ОНФ.

Кто убил? Да вы и убили-сЪ...

Фото: личная страница Ирины Славиной в Facebook.

Поддержите наше СМИ любой посильной для вас суммой – один раз, или оформив подписку с помощью онлайн-кассы. Став подписчиком KozaPress, вы будете поддерживать стабильную работу издания, внося личный вклад в защиту свободы слова.

18+

Читайте также:

Известный журналист Алексей Пивоваров представил свой фильм об Ирине Славиной
Ирина Еникеева
На следующей неделе нижегородские депутаты выберут горожанам нового мэра
Мария Попова
В Нижегородской области в стадии банкротства свыше 500 компаний
Константин Барановский