Не важно, кто поднесет зажженную спичку…

3939
Не важно, кто поднесет зажженную спичку…

– Тебе нужно обязательно познакомиться с Ириной Славиной, «КозойПресс». Ты такая же заноза в заднице, как и она, – сказал как-то наш общий с Ириной знакомый Фома Неверов.

Сначала я посмотрела в Интернете, что такое «КозаПресс», потом нашла Ирину в Фейсбуке. Пару раз перекидывались комментариями под постами Ирины, но близкого знакомства, увы, так и не получилось.

Новость о том, что произошло с Ириной, окатила меня как кипятком – за полтора месяца до этого одна из жительниц Киселевска в соцсетях назначила мне публичную казнь через сожжение:

– Мы хотим тебя на площади поджечь. Перед администрацией. Нас уже 9 человек… Приезжай, мы тебя ждем…

Здравствуйте. Меня зовут Наталья Зубкова. Я – учредитель и главный редактор сетевого издания «Новости Киселевска». Моя редакция – это только я и никого больше. Я не настолько профессиональный журналист, как Ирина Славина. Не поднимаю столь глобальные проблемы, как она. Пишу о своем городе, в котором 9 угольных разрезов. Вы не ошиблись – именно 9. Если на картах в режиме «Спутник» вы найдете мой город, то увидите, что большая его часть – это марсианский пейзаж. Между огромных ям и угольных отвалов ютятся дома жителей. Это на Марсе люди не живут, а в Киселевске – живут. И власть пытается много лет внушить, что это нормально, когда «Марс» начинается практически возле твоего дома. По мнению нашей власти, так же нормально, когда люди живут меньше 55 лет. И люди тоже уже считают это нормой. Например, мой муж уже абсолютно уверен в том, что век мужика как раз полвека.

Наш губернатор тоже угольщик. Только почему-то создается впечатление, что он живет в какой-то другой реальности, в каком-то другом Кузбассе. У него все хорошо: уголь – хорошо; мертвая земля после угледобычи – тоже не страшно, ведь когда-нибудь ее же восстановят; дети, болеющие раком, – ну, а что, они везде болеют.

А еще в Киселевске социально уязвимые слои населения напрочь лишены правовой защиты. Процветает «черное» риэлторство. В 2018 году ко мне обратился 15-летний подросток. Он сообщил, что он и его брат остались без дома. Виной всему квартирная мошенница, которая взяла в оборот его мать, имеющую инвалидность по психзаболеванию. За «черными риелторами» – люди из настоящего, махрового криминала. Обернуть ситуацию в сторону детей в этой истории было гораздо проще, чем с Валентиной Ивановной Логиновой, которая стала наследницей своего племянника, тоже инвалида по психзаболеванию. Выяснилось, что некий господин не только обнулил сберовские счета покойного родственника, но и переписал на себя его квартиру. Кстати, когда обнулялись счета, данный господин был сотрудником этого самого Сбера.

До Логиновой была другая женщина, инвалид второй группы по общему заболеванию. И все тот же господин. За мою статью об этом беспределе господин подал иск по защите чести и достоинству. Все суды, начиная от городского и заканчивая восьмым кассационным, посчитали, что господин кристально чист. Однако на сегодня ему предъявлено обвинение по двум уголовным статьям. Забыла добавить, что господин этот не кто иной как председатель совета предпринимателей нашего города. И в очередной раз ему могло бы всё сойти все с рук, если бы не моя встреча с начальником ГУ МВД по Кемеровской области. Чтобы попасть на прием, пришлось объявить голодовку. Надо отдать должное, голодать пришлось недолго: меня пригласили на встречу спустя пару часов после объявления данной акции. Начальника местного главка МВД пообещал провести проверку. Сейчас расследование уголовного дела завершено, скоро его передадут в суд.

Казалось бы, какая в Киселевске политика. Но в свое деятельности я сталкиваюсь с такими ответными ударами, как будто я, если не сам Навальный, то какой еще очень сильный и влиятельный оппозиционер. Судебные штрафы, визиты приставов, административные дела – это не тактика выматывания, это психологический террор, имеющий стратегической целью уничтожение личности, причем уничтожение показательное, чтобы другим неповадно было. Но системе мало тебя сломить. Системе нужна кровь, нужны жертвы, но так, чтобы не запачкать собственных рук.

Кто-то говорит, что поступок Ирины – это яркий протест против происходящего в нашем обществе и с нашим обществом. Кто-то говорит, что это поступок психически ненормального человека, у которого нет инстинкта самосохранения. Я скажу так: Ирина была нормальнее всех нас вместе взятых, а вот инстинкт самосохранения отсутствует у всего нашего общества. И по закону природу вид, у которого отсутствует инстинкт самосохранения, обречен на вымирание. Наше социально пассивное общество спокойно смотрит на происходящее в стране. На нищету людей, на отсутствие нормальной медицины, на вымирание населения. Здесь я даже не говорю о таких понятиях как свобода слова или свобода выбора.

Все мечтают о переменах. Но сидят дома на условно удобном диване. Кто-то смотрит телевизор, где вещают гегемоны пропаганды типа Скобеевой, Киселева, Кеосаяна. Кто-то читает Интернет. Кто-то при этом молчит, кто-то молчит и пьет, кто-то выпускает пар в соцсетях. Люди уверены, что в этом «сидении» и есть инстинкт самосохранения.  

Но есть и другой, более важный для эволюции инстинкт, – инстинкт спасения потомства. Именно он движет волчицей, выносящей при таежном пожаре из огня не только своих волчат, но и зайчат. Медведица может вывести лосят вместе со своими медвежатами…  А у нас, граждан Российской Федерации, этого инстинкта уже нет. Причем давно. Его вытравили пропагандой, галлонами пива, которое так удобно продается почти возле каждого дома. Его вытравили, привив нам мысль о том, что жизнь должна быть удобной, а самое главное – лишь бы не было войны. Или лишь бы не было как на Украине, или как в Белоруссии, или как в Сирии. При этом всем большая часть молодежи мечтает уехать из страны.

В моем городе у меня нет знакомых, которые не мечтали бы куда-нибудь уехать. 15 лет назад все мечтали уехать из нашего угольного ада. Лет 10 назад стали мечтать уехать из области, и многие уезжали. В основном в Калининградскую область или в Новосибирскую. Но, в Калининграде тоже не продохнуть от угля, а в Новосибирской области космическими темпами тоже стали наращивать добычу. Сейчас все мечтают уехать из России. Если не сами, то отправить хотя бы детей. Хоть куда-нибудь, хоть в ту же Белоруссию. Но сделать этого не могут. Все очень просто. Наши люди давно стали «нефтью». За свой труд они получают ровно столько, сколько должно хватать на минимальный набор еды, плюс пиво (иногда вдоволь). На периодические «ништяки» в виде поездки в отпуск, может даже и заграницу, но, как правило, в кредит. Платят столько, чтобы хватало денег не вылечить, а приглушить некоторые болячки. Платят ровно столько, чтобы «лошади» не сдохли от голода и имели мнимое представление о том, что у нас тут зарплаты еще ого-го.  Это наша реальность, в которой не живет губернатор Цивилев.

Пишу ли я про губернатора что-то острое? Наверное, уже нет. Не потому, что боюсь, а потому что уже нет смысла. Все и так знают, что он из себя представляет. Все понимают, что он номинальный губернатор, и что областью руководят совершенно другие люди. У нас, в конце концов, есть несколько угольно-долларовых миллионеров.

В первый понедельник после смерти Ирины Славиной я вышла в пикет в своем городе. То, что сделали с Ириной, – это и есть самая настоящая казнь. Чудовищная по своей жестокость. Ее долго уничтожали, долго изматывали, высасывая соки. У японцев была казнь, которая называлась казнью тысячи порезов - человеку на протяжении длительного времени наносили множественные порезы, и он умирал медленно, от потери крови. Смерть Ирины Славиной не что иное, как эта самая казнь тысячи порезов.  

После произошедшего 2 октября я поняла, что в Российской Федерации публичная казнь журналиста возможна. Причем совершенно не важно, кто поднесет зажженную спичку: ты сам или кто-то другой…

Сегодня у меня день рождения. 44 года. День рождения, несмотря на назначенную казнь и желание власти уничтожить меня. И этот день я проведу дома с дочками, налепим вареников. Мои девчонки могут не бояться, что я решусь на такой шаг, как Ирина. Потому что я будущий донор почки для своей 8-летней дочери…

Поддержите наше СМИ любой посильной для вас суммой – один раз, или оформив подписку с помощью онлайн-кассы. Став подписчиком KozaPress, вы будете поддерживать стабильную работу издания, внося личный вклад в защиту свободы слова.

18+

Читайте также:

Балахнинские власти игнорируют проезд многотоннажных фур по аварийному мосту
Ирина Еникеева
Приговором «по делу Пичугина» власти хотят прекратить дискуссии относительно проблем здравоохранения
Александр Мурин
В реновации Мытного рынка нижегородские власти снова сделали ставку на Багдасаряна
KozaPress