Моя жизнь в руках чиновников нижегородского минздрава

1915
Моя жизнь в руках чиновников нижегородского минздрава

Согласно статье 41 Конституции РФ, каждый россиянин имеет право на охрану здоровья и медицинскую помощь. Пункт 3 этой статьи гласит, что «сокрытие должностными лицами фактов и обстоятельств, создающих угрозу для жизни и здоровья людей, влечёт за собой ответственность в соответствии с федеральным законом». Но это только на бумаге, а бумага, как говорится, терпит.

В последнее десятилетие в Российской Федерации, как и во всем мире отмечается рост заболеваемости воспалительными заболеваниями кишечника (ВЗК), к которым относятся болезнь Крона и неспецифический язвенный колит. Данные заболевания являются неизлечимыми, малоизученными, хронически прогрессирующими, редкими (орфанными), на что указывает перечень орфанных заболеваний министерства здравоохранения РФ. Поражают они преимущественно трудоспособное население в возрасте от 20 до 40 лет (порядка 60% случаев).

Для лечения воспалительных заболеваний кишечника используются противовоспалительные препараты с действующим веществом месалазин. Торговые наименования: салофальк, мезавант, пентаса, асакол и так далее, которые назначаются пожизненно. При отказе от медикаментозного лечения у больного развиваются тяжелые осложнения.

Во всех цивилизованных странах, таких как Германия, Италия, Швеция, Финляндия, Канада, США, и даже в некоторых государствах бывшего СССР (в Беларуси, Казахстане) пациенты с такими заболеваниями получают лечение бесплатно, так же нет проблем с получением инвалидности, поскольку эти заболевания ограничивают физические возможности человека. В России же судьба этих пациентов плачевна – в списке более двухсот заболеваний, а бесплатно лекарства предоставляются только по семи высокозатратным нозологиям.

В РФ все должностные лица, знающие о данной проблеме, пытаются всеми возможными способами умолчать о проблеме, чтобы, во-первых, «не портить статистику», а, во-вторых, не повышать бюджетных трат. Одному больному с редким заболеванием для лечения в год необходимо в среднем от 200 и более тысяч рублей на жизненно необходимые препараты. Большинство из них не может обеспечить себя лекарствами самостоятельно. Без помощи государства они обречены на постоянное ухудшение состояние здоровья и даже смерть.

Для того, чтобы избежать этой участи, я уже с 2014 года начал обращаться в министерство здравоохранения Нижегородской области по вопросу моего обеспечения жизненно необходимыми лекарствами. На мои обращения приходили отписки: в постановлении правительства РФ от 30.07.1994 N 890 нет таких заболеваний и, соответственно, я не могу ничего получать бесплатно. Как вещает минздрав, в утвержденном этим постановлением перечне находится исчерпывающее количество заболеваний для льготного обеспечения лекарствами. На минуточку, постановление было принято почти 25 лет назад!

Федеральный закон от 21.11.2011 N 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» утверждает то же самое: нет болезни – нет лечения. Но есть закон Нижегородской области от 28.12.2004 N 157-З «О бесплатном обеспечении населения Нижегородской области лекарственными препаратам». Он позволяет создать региональную льготу и помочь неизлечимо больным. Но минздрав выступать с инициативой не торопится.

Устав получать отписки, я обращался напрямую к теперь уже экс-министру здравоохранения Ирине Переслегиной. Спрашивал, почему министерство бездействует, бросив неизлечимо больных людей на произвол судьбы, почему не создает специальные центры для диагностики и лечения данных больных. Почему в тех больницах, где возможно лечение ВЗК, уже несколько лет отсутствуют в полном объеме лекарства, признанные как мировой стандарт. И самое главное: почему министр, зная, что с каждым годом число заболевших ВЗК растет, не обращается к губернатору с предложением о пересмотре областного закона для создания региональной льготы. Ни на один вопрос я не получил четкого, вразумительного ответа. Почему вы делаете вид, что проблемы не существует, спросил я госпожу Переслегину. В ответ – «гробовая тишина».

В 2018 году сменился министр, а текст отписок остался прежним. Правда, под воздействием прокуратуры минздрав стал упоминать пункт 5 постановления №890, который говорит о том, что регионы могут сами дополнять федеральные списки заболеваний и лекарств, о котором нижегородское министерство и слышать не хочет.

В 2018 году необходимые мне лекарства вошли в список жизненно необходимых и важнейших препаратов. Купить их в связи с перерегистрацией было невозможно до конца апреля. А между тем прерывать лечение нельзя даже на несколько дней категорически! Сколько людей из-за этого потеряли остатки здоровья, стали инвалидами, оказались на операционном столе? Думаю, минздраву все равно. Чтобы выйти из ситуации, мне неоднократно приходилось просить привезти мне эти лекарства из других стран. Кстати, в Германии, Сербии, Польше, Турции они стоят намного дешевле, чем у нас, и не пропадают бесследно из аптек на месяцы.

Отдельно нужно сказать о докторах поликлиники №24, в которой я числюсь, и главном ее враче Сергее Криваткине. Считаю, что из-за них я оказался в реанимации. По моему мнению, главврач не только покрывает бездействие и некомпетентность своих подчиненных, но и сам не далеко от них ушел.

Примечателен один из случаев, когда мое состояние здоровья было критическим, на что указывали мои анализы. Я неоднократно просил у лечащего врача направление к специалисту. Но мне постоянно отказывали. Так и не дождавшись направления, я сам направился специалисту, и он немедленно госпитализировал меня в больницу, где меня экстренно перевели в отделение интенсивной терапии. Для моего спасения потребовалось переливание крови. Именно в это время мне поставили диагноз. А что же лечащий врач, спросите вы, который отказывал мне в направлении. Пока я находился на грани, он получил должность завотделения, и трудится на ней по сей день.

Сегодня другой лечащий врач неоднократно отказывает мне в направлениях к узким специалистам, предоставляет медицинскую помощь ненадлежащего качества, теряет амбулаторные карты, полностью игнорирует мои жалобы, а также не вносит информацию в медицинскую карту. Если бы я снова доверился и этому врачу, моя участь была бы прежней.

А теперь я хочу спросить нашего нового главу региона Глеба Никитина: что в этой ситуации мне делать? Смириться и умереть, если я не смогу заплатить за свое лечение сам?

 

 

Читайте также:

Правозащитники обратились в ЕСПЧ, чтобы предотвратить депортацию нижегородца Аль-Тбахи, лишенного гражданства РФ
KozaPress
Пять компаний предлагали ЕЦМЗ свою колбасу для школ Нижнего Новгорода
Ирина Славина
Эколог Романова заявила, что Нижегородская область не готова к переходу на новую систему обращения с ТКО
Ирина Славина