Градозащитница Давыдова заявила об угрозах в свой адрес от собственника дома с авгурами, снесенного в Нижнем Новгороде

1986
Градозащитница Давыдова заявила об угрозах в свой адрес от собственника дома с авгурами, снесенного в Нижнем Новгороде

14 мая градозащитница, лидер движения «СпасГрад» Анна Давыдова написала в своем блоге об угрозах, которые поступили в ее адрес от собственника знаменитого дома с авгурами, снесенного в Нижнем Новгороде (фото, зафиксировавшее утрату подлинника, ниже).

Напомним, ранее госпожа Давыдова прогнозировала утрату данного памятника, бывшего украшением города.

Как сообщает градозащитница, будучи аттестованным экспертом Минкульта РФ и членом научного совета при Управлении государственной охраны объектов культурного наследия Нижегородской области, она инициировала совещание, чтобы осудить вопросы, касающиеся уничтожения объекта культурного наследия, о плачевном состоянии которого стало известно еще несколько лет назад.

«Пришла не с пустыми руками, а с результатами проделанной работы: с анализом проекта, по которому сейчас ведется стройка на месте памятника архитектуры. Да, оказалось, что он не совершенен и не соответствует требованиям к научно-проектной документации. Да, к тому же его еще и выполнила фирма, у которой нет лицензии. Это грубые нарушения. Проект предполагает строительство дома из силиката с пластиковыми окнами на деньги владельца Багдасаряна. Но ведь кто-то должен об этом сказать? Я выражаю интересы десятков людей, кому был дорог подлинный дом. Для чего? Для того, чтобы «шахматный дом» был воссоздан, как это делают в Европе, если здание аварийное», – пояснила она.

В результате, как заявила Анна Давыдова, она получила в лицо грубое, непристойное и откровенное хамство и угрозы владельца дома Ваган Багдасаряна при свидетелях, которому почему-то разрешили привести на совещание малолетних детей.

«Непонятно было, кто хозяин этого кабинета. Запись вести было запрещено. Внятных слов в защиту меня от хамства этого человека я не услышала, который еще и тряс в мою сторону кулаками. И я повторюсь, это на совещании в органе власти. Я стойко терпела все это, говоря только по существу исчезновения дома и предлагая нормальное решение – скорректировать проект, а для этого на время приостановить работы. Я не выясняла, кто прав или виноват в исчезновении прекрасного дома. Я только констатировала факт, что его нет, не переходя на личности от слова совсем. Но зато много нового узнала от Камальдинова и Багдасаряна о своей. При том, что я просто делаю свое дело. Да, правда нелицеприятна. Но ее нужно сказать, для того, чтобы дом встал вновь», – добавила градозащитница.

В свою очередь свидетель случившегося Владимир Молоканов подтвердил, что поведение Вагана Багдасаряна было порою откровенно хамским, его много раз одергивали и пытались поставить на место, но безрезультатно.

«Вообще за такое поведение его стоило с совещания удалить. Но у меня больше вопросов даже не к собственнику (он, в конце концов, может не разбираться в специфике реставрационной деятельности), а к тем, кого принято считать «профессионалами» и которые взялись за реализацию данного проекта. Уж они-то должны были видеть, что два проекта не стыкуются между собой! А проект, который прошёл историко-культурную экспертизу и согласование управления, вовсе не подразумевал демонтаж объекта. Проект необходимо не только дорабатывать, его вообще нужно делать заново, памятник воссоздавать. А компетентные органы (я имею ввиду Минкульт РФ) должны разобраться, как работают так называемые «аттестованные реставраторы»», – считает он.

«Коза» направит запрос в управление госохраны для получения поставленных вопросов. А также запросит комментарии господина Багдасаряна.

Фото Анны Давыдовой и Артема Филатова.

От редакции: «Коза» содержится исключительно на средства читателей и доходы от рекламы. Поддержать наше СМИ любой посильной для вас суммой можно с помощью онлайн-кассы.

18+

Читайте также:

Слезы радости от ЖКХ
Михаил Швыганов
Чиновники и силовики поговорили об усилении мер по борьбе с коррупцией в ПФО
KozaPress
Депутат Бочкарев вручил бизнесмену Дзепе 4,6 млн руб. в зале Нижегородского районного суда
Ирина Славина