Сидеть и ждать Немцов не мог

3088
Сидеть и ждать Немцов не мог

29 января 1996 года в кабинет президенту Борису Ельцину занесли привезенные «ГАЗелью» миллион подписей против войны в Чечне, собранные в Нижнем Новгороде. В город с населением в миллион 370 тысяч приезжали из районов области, чтобы поставить подпись и остановить войну. Ельцин задал нижегородскому губернатору Борису Немцову всего один вопрос:

– Это подписи за меня или против?

– Это зависит от ваших действий, – ответил Немцов. – Остановите войну в Чечне – значит, за вас, нет –значит, против.

– Я понял…

Ельцин поморщился, вздохнул, но принял тогда этот миллион подписей нижегородцев против войны в Чечне. «Поэтому я считаю: то, что война в Чечне закончилась, – это заслуга нижегородцев. Известно, что чеченцы потом сказали: мы не будем устраивать теракты в Нижнем Новгороде, потому что там собрали миллион подписей», – вспоминал Немцов в книге «Как мы открывали город».

Через 19 лет и один месяц Немцов будет убит руками чеченских… то ли бойцов, то ли боевиков.

6 марта 1996 года, в городе Грозном в страшном и неравном бою с боевиками в районе площади Минутка, попав в окружение, погибли десять офицеров спецотряда быстрого реагирования (СОБР) нижегородского ГУВД. Сразу столько гробов в Нижний Новгород еще не привозили. На траурном митинге, собравшем на площади Горького более 100 тысяч человек, Немцов призвал нижегородцев зажечь в своих домах свечи в память о погибших. Зажгли, как рассказывали, очень многие.

Мне как корреспонденту местной телекомпании «Волга» довелось делать большой материал о личности и семьях этих десятерых погибших милиционеров. Сын учительницы русского языка, круглый отличник; детдомовец-душа, добрейший и бескорыстный; любимец друзей, защитник и пример для всех и другие – две чеченские войны выкосили лучших. Слезы душили.

Молчанием, ложью и лицемерием прикрыты ныне потоки гробов в РФ из Украины и Сирии. Эти войны остановить некому… А милиционеры стали охраной и орудием полицейского государства.

Продолжать «было – стало» нет смысла. Это ясно ощущает любой, даже те, кто смотрят гос-ТВ. Кожей ощущают. Не давая голове это принять – ибо страшно.  

«Оно мне надо?» – скажет любой человек, видя валяющегося на улице бомжа. Мама Немцова Дина Яковлевна рассказывала в интервью через год после убийства сына, как Борис как-то в старших классах один из всех стоявших на остановке обратил внимание на замерзающего мужчину. Он попросил прохожего помочь усадить его в трамвай. «Пусть покатается, пока не согреется», – попросил он кондуктора. Та согласилась.

А в городскую детскую больницу №1 города Горького, где работала Дина Яковлевна, сын-школьник часто приводил пьяных с травмами на перевязку.

«Их там принимали и мне сообщали, смеялись», – вспоминает Дина Яковлевна.

Каждый год в новогодние каникулы губернатор, а потом уже и вице-премьер, а потом оппозиционный политик Борис Немцов приезжал в детскую городскую больницу №1 Нижнего Новгорода, где трудилась его мама, и дарил каждому из сотни детей-пациентов сладкие подарки, приобретенные за свой счет. В этой больнице он как-то оказался в детстве с переломом ноги и помнил, как ему было грустно лежать на больничной койке в Новый год. Эта традиция продолжалась 18 лет…

«Оно мне надо?» – скажет любой глава региона, любой политик или депутат, если б ему предложили выступить против войны в Чечне. В Украине. В Сирии. Выступить против президента. Привезти и вывалить ему в кабинет доказательство протеста народа?

«Оно мне надо?» – скажет любой руководитель области или правительственный чиновник, если ему скажут начать войну с олигархами и не дать им урвать куски госсобственности. Ведь итог этого однозначен: система тебя выдавит.

Немцов же, невзирая на негатив в свой адрес, признавая собственные ошибки, уже в Нижнем Новгороде проявил принципиальность. История 1995 года с «навашинскими миллионами», когда судостроительному заводу «Ока», владельцем которого стал авантюрный бизнесмен Андрей Клементьев, была предоставлена под гарантии администрации области бюджетная ссуда в размере $30 млн сроком на два года под 15% годовых и эта ссуда «растворилась», стала большим скандалом и ударила по самому Немцову как ответственному за кредит. Но он не стал умалчивать и открыто спросил с Клементьева, где деньги, осознавая, что есть и его собственная ошибка в упущенном контроле и излишнем доверии.

Та история потрепала нервы молодому губернатору, но стала уроком. Однако для Бориса Немцова этот опыт был не в том, чтобы научиться по-тихому «договариваться» с олигархами, и не в том, чтобы банально перестать доверять людям, а в том, чтобы просчитывать наперед их хищнические шаги и возможный ущерб для страны. И злобная кампания в СМИ против него, развязанная в бытность его вице-премьером олигархами уже федерального уровня Гусинским и Березовским как месть за отказ в приватизации госсобственности: пресловутые «белые штаны» и попытка пересадить на «Волги» – не заставили его пересмотреть взгляды и переориентироваться на дружбу с олигархами.

Возможно, в это время где-то недалеко кто-то внимательно наблюдал и сделал вывод о чрезвычайной эффективности «ударной силы» в виде ручного ТВ, способного воздействовать на общественное сознание бредовыми поводами и сравнять в глазах масс «неугодного» человека с грязью. Пример травли Немцова был взят на вооружение.

ОН НИЧЕГО НЕ НАЖИЛ В НИЖЕГОРОДСКОЙ ОБЛАСТИ

Лучшим жильем была вполне скромная госдача, на которой жили когда-то летчик Валерий Чкалов, потом руководители города. Известная история, когда депутаты заксобрания решили выделить ему квартиру, а он отказался в пользу очередников. Сам он не счел необходимым оповестить прессу о своем решении ради самопиара, само письмо нигде и никак не афишировалось до недавнего времени. Вот его содержание:

«Уважаемые депутаты областного законодательного собрания! Я благодарен за решение, принятое вами 21 июня 1994 года, в котором предлагается принять меры по улучшению моих жилищных условий. Наверное, вы правы, и двухкомнатная квартира на 10-м этаже не самое лучшее жилье для губернатора области и его семьи. Мне известно, что многие нижегородцы не верят в то, что я живу в такой квартире, считают, что для меня в разных районах области строятся коттеджи и дачи. Вы знаете, что это не так, и, видимо, этим продиктовано ваше стремление выделить мне хорошую благоустроенную квартиру. Я вам крайне признателен, но предложение ваше принять не могу. К сожалению, в нашей стране двухкомнатная квартира на семью из трех человек является недосягаемой мечтой для многих людей. И пока это так, я считаю, что губернатор и депутат Совета Федерации, избранный народом, должен жить так же, как и его избиратели. Особенно это важно сейчас, когда многие квартиры продаются с аукционов, и люди, стоящие в очереди по 15–20 лет и остро нуждающиеся в улучшении жилищных условий, практически не имеют возможности получить квартиру бесплатно. Что касается меня, то я в очереди на квартиру не стоял и бесплатное получение ее считаю неэтичным».

Это уже после Немцова появились в Нижнем чиновничьи дома в «колониальном стиле» в центре города. А ведь он мог как «обычный человек» задаться вопросом: «Оно мне надо – не давать воровать чиновникам и самому жить скромно?».

ПРЕЗИДЕНТ ЕМУ СКАЗАЛ: «Я ТЕБЯ НАЗНАЧУ НА НЕСКОЛЬКО МЕСЯЦЕВ. НЕ СПРАВИШЬСЯ – СНИМУ»

Здравомыслящий человек не пошел бы, собственно говоря, и в губернаторы на тех условиях, что согласился успешный, подающий большие надежды, защитивший диссертацию в 25 лет, народный депутат РСФСР Немцов.

В 1991 году Борис Ельцин после августовского путча и разгона остатков советской номенклатуры из-за отсутствия в регионе близких ему людей почти случайно назначил руководить сложнейшей областью народного депутата РСФСР по Горьковскому национально-территориальному округу Бориса Немцова. На выборах президента 1991 года Немцов был доверенным лицом Ельцина в Горьковской области (нынешней Нижегородской). Как не раз говорил Немцов, президент ему сказал: «Я тебя назначу на несколько месяцев. Не справишься – сниму».

Не справиться были все причины. Разбежавшееся после путча советское руководство оставило в буквальном смысле пустые коридоры нижегородского кремля, а запасов хлеба и мазута для отопления социальных объектов оставалось меньше, чем на три недели. Катастрофа, инфляция, разруха, талоны, очереди. Экономика в стране остановилась как таковая.

И вот этот кандидат физико-математических наук с диссертацией «Когерентные эффекты взаимодействия движущихся источников с излучением», выглядевший для благоразумных партийцев и патрициев управления умалишенным и наивным простаком, всерьез решил справиться. Он не подбирал команду по принципу родства, преданности, кошелька, дружбы и прочему. Приглашал тех, кто хотел и что-то знал. Недаром в управлении областью тех лет были молодые физики, математики, экономисты. Но пришли и прогрессивно мыслящие управленцы из старой системы, те, кто понимал необходимость перемен. 

«Мы оказались во власти в трудное время. Спасали город и область от разрухи и безвластия», – сказал в интервью местной газете «Нижегородский рабочий» (издание закрыто), которая опубликовала большой материал сразу после убийства Бориса Немцова, тогдашний мэр Нижнего Новгорода, в 2015 году советник руководителя Федеральной службы по тарифам Дмитрий Бедняков. – Он все время придумывал идеи и хотел, чтобы они как можно быстрее реализовывались. Многие вещи мы создавали совершенно новые, которых не было еще в других городах, на нас ориентировались, нас приводили другим в пример».

Любопытный факт отмечали нижегородские журналисты вскоре после убийства Немцова. Губернатор Валерий Шанцев, руководивший областью с 2005 по 2017 гг., афишируя свои успехи, сравнивал достижения с временами начала и середины 90-ых. Что, мягко говоря, необъективно. Ведь Немцову досталось не просто время полной разрухи народного хозяйства в переломный период падения советской системы, а вход в новые, рыночные, условия при цене нефти в $10! Сейчас предвещают катастрофу при цене $60! И в этой ситуации полного отсутствия денег – креатив, энергия и желание улучшать жизнь были главной и почти единственной движущей силой.

Чего стоит такая почти авантюра как «немцовки»! В разгар жесточайшего кризиса наличных денег и острейшей социальной обстановки в стране в Нижнем решили пойти на замещение федеральных денег. Были напечатаны эти самые «немцовки». В тех условиях временный выпуск бумажных займов был решением. Хотя Центробанк все-таки прислал в Нижегородскую область два вагона наличных, как вспоминает тогдашний советник губернатора по экономическим вопросам Борис Силенко, но «немцовки» сильно спасли положение, а людям дали еще и заработать.

ПЕРВЫМИ ПОТЕРПЕЛИ КРАХ ОБОРОННЫЕ ПРЕДПРИЯТИЯ

В этой ситуации отсутствия денег в стране с помощью этого и других займов Немцов с командой решили немало инфраструктурных проблем и дали толчок развитию целых микрорайонов. 

Надо отметить, что первыми потерпели крах оборонные предприятия. А Нижний Новгород был городом большой концентрации оборонной промышленности. Огромные коллективы рабочих оказались без работы и без зарплаты. На воплощение красивой идеи конверсии денег не было ни в федеральном центре, ни в регионах.

По инициативе губернатора Немцова были созданы территориально-производственные зоны (ТПЗ) на базе «лежащих» оборонных научно-производственных объединений и заводов. Первыми стали три предприятия: НПО «Салют», завод «Лазурь» и завод им. Петровского. Эти ТПЗ дали возможность предприятиям, сохранив основное производство, зарабатывать на освободившихся площадях. Арендаторы были освобождены от налогов. Он инвестировали около 53 млрд рублей и создали более 1100 новых рабочих мест. Решались проблемы выплаты зарплат, рабочих мест, устойчивости предприятий, которые смоги выстоять и начать работать и платить налоги.

А другим предприятиям помогла схема, при которой обанкротившемся промышленному объекту не давали умереть, а назначали внешних управляющих и выводили из банкротства. Только после нижегородского опыта стали в Москве, а затем в других регионах, не убивать предприятия-банкроты, а проводить через процедуру банкротства и давать «вторую жизнь».

Именно в Нижнем, именно Немцовым и его командой начал решаться вопрос с жильем для военнослужащих, которые, отслужив Советскому Союзу, уходили в запас. Раньше они получали жилье, а на перепутье двух эпох и развала СССР оказались брошенными. Жилищные сертификаты по программе «Метр за метром» позволили им стать обладателями квартир.

Программ было много и за каждой из них был не PR-пафос и откаты (там зачастую и откатывать-то было нечего), а воплощенные дела и объекты, которые можно посмотреть и потрогать сейчас. Журналистам было, что показывать и о чем рассказывать.

«ЗеРНО» («Земельная реформа Нижегородской области», «Дороги и храмы», «Одарённые дети», «Народный телефон», «Газификация сёл» и другое. За время губернаторства Немцова построено 5000 км дорог. Столько больше не строили никогда. В 1996 году Нижегородская область заняла III место в России по объему инвестиций.

Немцов стал организатором первого в России регионального государственного органа по охране памятников истории и культуры. При нем на госохрану было поставлено около полутора тысяч памятников истории и культуры.

В МИРЕ ЗАГОВОРИЛИ О «ЧУДЕ НИЖНЕГО»

Бывший первый заместитель начальника УФСБ области Евгений Софьин вспоминал в 2008 году: «В 90-е годы Нижний Новгород и область стали своеобразной «меккой», куда с завидной регулярностью приезжало высшее руководство страны, главы и общественные деятели зарубежных государств, финансовые магнаты и банкиры. Я не припомню ни одного региона России, который мог бы похвастаться тем, что за непродолжительный период времени его четыре раза посетил президент Российской Федерации Ельцин Б.Н., трижды премьер-министр Черномырдин В.С., неоднократно вице-премьеры, премьер-министр Великобритании Маргарет Тэтчер, Президент Всемирного банка Вульфенсон, основатель «Института «Открытое общество» Джордж Сорос, послы всех ведущих государств мира и многие другие».

При всей своей открытости и бьющей через край жизнерадостной энергии, Немцов никогда не был легкомысленным. Софьин, второй человек в ведомстве госбезопасности региона в те годы, отмечал: «Надо отдать должное и тогдашнему губернатору Нижегородской области Немцову Б.Е, он лично принимал участие в составлении программы пребывания высокопоставленных гостей и ее обсуждении. Тогда (да и сейчас) его трудно было заподозрить в симпатиях к нашей организации, но он прислушивался к мнению управления, если у нас возникали какие-либо сомнения с точки зрения обеспечения безопасности охраняемого лица. При этом, если требовалось принять какие-либо дополнительные меры, он незамедлительно отдавал указания своим подчиненным». 

При Немцове и его поддержке была возрождена «Нижегородская ярмарка» – когда-то главное торжище страны, символ славного купеческого прошлого дореволюционного Нижнего, из-за которой город прозван был «карманом России». Созданное ВЗАО «Нижегородская ярмарка» стало магнитом для мирового бизнес-сообщества, площадкой деловых и общественно-политических форумов. Дважды ярмарку посещал президент РФ Ельцин. Сегодня, увы, возрожденный «карман» совсем захирел, а в главном здании размещен тенденциозный общефедеральный проект – музей «Россия – моя история», который совсем не интересен туристам. А в коридорах ярмарки стыдливо и трусливо убрали все фото с оппозиционным политиком Немцовым.

Интерес к региону за рубежом и в стране был так велик, что в мире заговорили о «чуде Нижнего». А жители почувствовали гордость за то прекрасное место, где живут. Анна Гор, директор Нижегородского филиала Центра современного искусства, Почетный гражданин Нижнего Новгорода, в интервью «Нижегородскому рабочему»: «Что сделал Немцов для города? Он, собственно, его и сделал, тот Нижний, который пришел на смену городу Горькому. Он хотел видеть его таким, каким был сам: наполненным энергией, витальностью, интеллектом.

Это было бы невозможно без возвращения исторического имени, беспрецедентной открытости и бурного развития прессы, восстановленных храмов, международного аэропорта, Сахаровского фестиваля, переезда художественного музея в губернаторский дом вместо горкома партии… […]

Немцовский период в нашем городе, чуть больше пятилетки, был удивительным временем взлета. […] Это было чрезвычайно показательно: чтобы что-то по-настоящему развивалось, должна быть свобода. Свобода Бориса Немцова, осознанная как принцип, дала шанс всем нам и нашему городу».

Свобода… Свобода слова, свобода вероисповедания, свобода прессы.

В Нижнем Новгороде при Немцове был разработан правовой механизм возвращения религиозным организациям культовых зданий. 150 церквей были восстановлены в тот первый период. При этом разработанные документы касались восстановления культовых объектов и свободы вероисповедания для всех конфессий.

КРАЙ НЕПУГАННЫХ ЖУРНАЛИСТОВ

При Немцове плодились и зарабатывали новые частные газеты и телеканалы с нахальными амбициозными журналистами и репортерами, не знавшие препон в получении информации. Свободные СМИ жители читали и смотрели, доверяли им и любили. 

Нижегородскую область прозвали «краем непуганых журналистов». Бывший корреспондент «Комсомольской правды» Наталья Лисицына в статье для ИА «Нижний Сейчас» вспоминает: «Столь меткое словосочетание примерно в 1993-94 обронили коллеги из Ульяновска. Случилась какая-то большая пресс-конференция, на которой присутствовали журналисты из других регионов Поволжья. Ульяновск находился, как тогда говорили, в «красной зоне», губернатором был коммунист, область сидела на талонной системе.

…Борис опаздывал, коллеги пытали нижегородских журналистов:

– На сегодняшнюю пресс-конференцию с вас вопросы заранее собирали?

– А как это – заранее?

– И что, можно о чем угодно спрашивать?

– Конечно!

– А у вас аккредитация в областную администрацию есть?

– Нас по удостоверениям прессы пропускают…

– Всех?!

– Всех, – пожимали мы плечами, еще не представляя, что может быть по-другому. И что «золотой век» журналистики окажется длиною всего в 10 лет.

В это время влетел Борис, знакомых девчонок-журналисток чмокнул в щечку, парням пожал руки, отпустил какую-то шутку и прошел в президиум.
После пресс-конференции кто-то из ульяновцев с тайной завистью вздохнул: «Да у вас тут просто край непуганых журналистов».

Наталья вспоминает еще одну историю. Как-то в 1996 году корреспонденты всю ночь ждали результатов голосования на выборах президента, чтобы получить после итогов комментарий губернатора. Ельцин и Зюганов шли до часу ночи вровень. Когда наметился перевес в сторону Ельцина, они отправились в областную администрацию (да-да, ночью!), чтобы взять комментарий у губернатора.

Когда распахнулась дверь кабинета, за которым слышались голоса и звон бокалов по случаю победы Ельцина, появился Немцов и сказал: «Девчонки, вы, наверное, голодные! Пошли к нам!

– Борис Ефимович, а комментарий…

– Будет вам комментарий! Сначала поешьте.

Никто из руководства администрации присутствию журналистов за праздничным столом не удивился – это было в порядке вещей.

БЫЛА  АТМОСФЕРА ОТКРЫТОСТИ, ЧУВСТВА СОБСТВЕННОГО ДОСТОИНСТВА И СВОБОДЫ 

Немцов постоянно ездил по районам. Он предпочитал все видеть своими глазами.  В поездках по районам области (а она, надо сказать, растянута более, чем на 400 км с севера на юг и на 300 км с востока на запад) он сначала слушал руководителей, а потом останавливал первую попавшуюся бабушку и расспрашивал про житье-бытье. Если факты расходились с докладом начальников, не обрушивал праведный гнев, чтоб глава района краснел и был унижен при жителях, а тут же на месте собирал совет, как решить такую-то проблему. 

А мог просто по дороге остановить машину и зайти в любой дом поинтересоваться, как живут, чем зарабатывают, что строят, где учатся дети, хотят ли рожать еще и что мешает. И что важно – люди не столбенели: «барин приехал». Атмосфера открытости, чувства собственного достоинства и свободы была повсюду.

Человек, посадивший бомжа в трамвай кататься по кругу, замечавший, что журналисты голодны, вникавший в быт рядового жителя, помогавший огромному количеству людей с их проблемами, особенно со здоровьем, ходивший сам по кабинетам в Москве ко всем большим и мелким чиновникам, если это нужно было для области, счел нужным и открыто извиниться, когда сильно обидел первого мэра Нижнего – Дмитрия Беднякова. Стиль работы энергичного и импульсивного Немцова противоречил обстоятельности юриста Беднякова. Немцов добился снятия Беднякова.

Однако он же инициировал отмену этого указа в 1997 году. И публично извинился. Их отношения остались хорошими. А сам Борис писал: «Я сделал две ошибки в своей жизни. Первая – когда уехал в Москву, вторая – когда снял Беднякова», «Это было недемократично очень. Я получил в самом начале карьеры прививку от авторитаризма. Это было в 1993 году».

Сострадание и нетерпимость к несправедливости приведут на путь оппозиционного политика. Собственно, как известно, и в политику народный депутат Немцов пришел в 1990 году на волне борьбы за экологию – как активист выступлений против строительства атомной станции в Горьковской области, области, стоит заметить, известной своими карстовыми провалами.

Второй мэр, с которым Немцов работал, Иван Скляров, бывший председатель Арзамасского горисполкома, руководивший ликвидацией последствий страшного взрыва в Арзамасе в 1988 году, звал Немцова «батька» за глаза и в глаза, хоть и был старше на 11 лет. Полушутливо, на общей ноте их дружеско-деловых и доверительных отношений. Отсутствие официоза и зашоренности, открытость общения – черта, памятная журналистам и всем нижегородцам о том времени.

Иван Скляров скончался в 2007 году. Борис приехал на его похороны. «Годы, которые я проработал с Иваном Петровичем, были лучшими в моей жизни», – сказал он на церемонии прощания.

«Несколько месяцев», как предупредил когда-то Немцова, назначая его губернатором, Ельцин, переросли в 6 лет. За это время невзрачный, малоприветливый, закрытый оборонно-промышленный город с неулыбчивыми людьми и вся область, сложная, растянутая на зоны от предтаежной до лесостепной, с депрессивными территориями, аккумулировавшими последствия развала советской экономики, превратились в открытый регион активности и веры: в свободу, в созидание, в собственную энергию. Это были далеко еще не свершения и далеко не сытость и благополучие, но это было важнее для самочувствия людей на глобальном переломе эпох, это была вера в человеческий ресурс, в права и свободы, в светлое и нормальное будущее новой страны. 

Посмотреть на молодого прогрессивного политика, надежду России – Бориса Немцова – приезжали и влиятельные деятели мировой политики, экономики, науки, культуры. Ошарашенные жители темных улиц закрытого города, еще совсем недавно громившие киоски без сигарет, штурмовавшие с 5 утра магазины, чтоб купить хлеб и молоко, записывавшие номера на руках в очереди за детскими колготками и туалетной бумагой, эти люди вдруг увидели не просто иностранцев в закрытом городе, а гуляющую по Большой Покровской в голубом костюме из натуральной ткани премьер-министра Великобритании Маргарет Тэтчер. То, что начали видеть только на мутных видеокассетах, вдруг пришло как реальность, прорвав тухлый запах развалившегося «совка».

В ДЫРЫ РУХНУВШИХ СТЕН СССР ВЪЕЛАСЬ ПЛЕСЕНЬ, КОТОРАЯ РАСЦВЕТЕТ 

Но никто не знал, что в дырах рухнувших стен СССР въелась плесень, которая еще расцвет. И Немцов это тоже увидел один из первых.

Не случайно, именно Немцову Тэтчер сказала о России, пожалуй, главное, когда он спросил ее, чем так интересует ее эта далекая, непонятная страна: «Нас объединяет утраченный статус империи, только мы этот комплекс преодолели, а вам еще все это предстоит».

Чего уж лучше и спокойнее – быть назначенным главой области самим президентом и править, сидя на ягодицах ровно? Немцову и тут надо было, чтобы все «по-честному».

В течение 1995 года он добивался прямых губернаторских выборов и добился. С 1996 года стали проводиться прямые выборы глав регионов. До этого они назначались президентом. Ему по настойчивой его просьбе было сделано исключение: в Нижегородской области первые выборы губернатора состоялись чуть раньше, 17 декабря 1995 года. Немцов был теперь уже избранным губернатором, получив 58,9 % голосов избирателей.

«Я считаю для себя унизительным быть назначенным на должность губернатора. Сейчас этого права (выбирать, – прим. автора) народ лишили, я считаю это грубой ошибкой, которая будет исправлена после ухода Владимира Путина», – сказал Борис Немцов в одном из интервью.

Как известно, с 2004 года, после Бесланского теракта, президентом Владимиром Путиным прямые выборы регионов были отменены.

А за несколько месяцев до выборов делегация представителей областной администрации и нижегородской прессы и ТВ посетили соседнюю Ивановскую область. Немцов был уверен в своем рейтинге, но все же счел не лишним сравнить для наглядности Нижегородский «регион реформ» с другими. Контраст был разительным. Надо сказать, что нижегородские СМИ уже привыкли тогда вовсю критиковать власть и совать нос без аккредитаций куда захочется. Однако в Иваново увидели полную разруху. На самой крупной ткацкой фабрике из 700 станков работал один. Дорог не было и в центре города. «Вы там цветете и пахнете со своим Немцовым», – сказали в одном селе Ивановской области местные жительницы, пожилые женщины. Нижегородские журналисты пытались возразить, приводя факты нижегородских проблем, но в целом все же не покидало ощущение забытости и опустошенности тамошних людей. Конечно, Ивановская область сегодня живет куда лучше, но и регионом инвестиций она не стала.

Такая обреченность была в 90-ые повсюду в стране, где губернаторы, как ивановский, предпочитали «переждать», «все само устаканится». Немцов сидеть и ждать не мог и не хотел.

P.S. О Немцове писать трудно. Как трудно словами описать чистый воздух. Им было много сделано, много больше, чем упомянуто тут. Но важны не только дела, но и личность, их вершащая. Дает ли она силы и желание жить и созидать, светлая ли это энергия или пустота.  

За последние 20 лет массы россиян отказались и от свободы, и от достоинства. Трансформация отучила людей мыслить и сострадать, отличать серое от светлого, ценить жизнь, а не уничтожать ее.

Немцов отвечал на вопрос, как переживает предательства, со спокойной улыбкой: «Я привык». Сколько бы ни лилось злобы, он бы снова посадил в трамвай кататься по кругу замерзающего бомжа.

Фото Дмитрия Косолапова, а также из архива Ольги Смирновой и Натальи Резонтовой.

Поддержите наше СМИ любой посильной для вас суммой – один раз, или оформив подписку с помощью онлайн-кассы. Став подписчиком KozaPress, вы будете поддерживать стабильную работу издания, внося личный вклад в защиту свободы слова.

18+

Читайте также:

Обманутые дольщики снова вышли на пикет в Нижнем Новгороде
KozaPress
Судьба Почаинского оврага Нижнего Новгорода снова решается в кремле
Ирина Славина
Более 110 млн руб. планируется потратить в 2020 году на ликвидацию аварийного жилья в Нижнем Новгороде
KozaPress