Губернатор Никитин дал интервью своему советнику Федермессер

2862
Губернатор Никитин дал интервью своему советнику Федермессер

22 июля ТАСС опубликовало интервью губернатора Нижегородской области Глеба Никитина, которое взяла у него его советник Нюта Федермессер – основатель благотворительного фонда «Вера», директор Первого московского хосписа и ньюсмейкер федерального уровня.

«Коза» публикует выдержки прямой речи губернатора из этого интервью.

О жалобах нижегородцев, пытающихся решить свои проблемы, в блоге губернатора

Я понимаю, что в развитых системах управления распределение разных функций между уровнями власти очень ярко выражено. У нас есть, конечно, люди, которые не делают различия, для них власть — что муниципальная, что государственная, что федеральная — все одно. Но очень много людей, которые в этом разбираются. И они тоже обращаются к губернатору по муниципальным вопросам и по федеральным. И я не могу себе представить, чтобы хороший губернатор мог не воспринимать какую-то проблему как свою. Что я, например, скажу: это не моя проблема, это ресурсники, или муниципалы, или кто-то еще.

Нужно идти к тому, чтобы на всех уровнях были ответственные управляющие. И тогда, действительно, человек, который находится на более высоком уровне по должности, сможет сконцентрироваться на стратегических вопросах. Чем больше сильных глав муниципалитетов, тем легче губернатору переключаться на развитие, на стратегию. Чем больше губернаторов, которые умеют так работать, тем легче федеральному центру. Это очевидно. Мы к этому идем.

О целях на посту губернатора

Я хочу, чтобы Нижний Новгород стал современным городом, а за ним и регион подтянется. Я, безусловно, хочу, чтобы здесь было интересно жить. Хочу создать условия для коренного изменения негативного демографического тренда — вот на это точно нужно лет 20.

О карьере через 10 лет

Я действительно вижу себя надолго в Нижегородской области. И вижу себя решающим конкретные задачи. Конечно, в этой работе важна преемственность, нельзя находиться вечно на этом посту, но важно постоянно работать на перспективу.

О Борисе Немцове

Немцов – это, безусловно, фигура, ярчайший человек. И как раз в те времена, когда я очень интересовался тем, что происходит в стране, и формировал свое восприятие будущего, он был звездой, светилом.

Мне почему-то кажется, что Нижегородская область — это такой регион крайностей. То есть каких-то запредельных проектов, запредельных возможностей, где-то, может, даже с перегибом. Недаром такие ассоциации возникают: Кулибин, Лобачевский, люди, которые меняли пространство; про саровский ядерный проект даже вспоминать не буду. То, что изменило страну.

Немцов – он тоже явно человек крайностей, человек неравнодушный, талантливый. В тот момент, когда он поехал из Нижнего Новгорода в правительство, стал зампредседателя правительства, это было явление. Кстати, потом, через многие-многие годы, я вдруг оказался в Минпромторге первым замминистра, отвечающим за импортозамещение, и вот тут я и вспомнил, как Немцов пересаживал чиновников на «Волги».

Об опыте волонтерства в Первом московском хосписе

Во-первых, конечно, мне было страшно, неудобно, некомфортно, внутренне надо было в некоторой степени переступить какие-то барьеры. И, когда их переступаешь, это как стеснительность. Понимаешь, что за стеснительностью нет ничего рационального, это просто комплексы. То же самое и здесь: ты переступаешь определенную черту.

Мне было страшно, что человек, к которому я подойду с едой, посчитает, что я это делаю искусственно, ради какой-то позы. "Тоже мне тут пришел!" Не будет это восприниматься как искренняя помощь. Потом мне казалось, что мне самому будет нечего сказать, не о чем поговорить. И общих тем не будет. А на самом деле это настолько быстро все ломается. Этой проблемы вообще не существует.

Это очень важный опыт, конечно. Просто представляешь, как бы ты в такой ситуации жил, что тебе было бы важно и нужно. Конечно, представляешь себе, как долго ты мог бы с одним человеком проходить этот путь совместно. У меня был жизненный опыт — в 1992 году умерла бабушка. А до этого года четыре лежала. И мама практически с 12 до 15 моих лет по большому счету стала ее сиделкой. Уходила в другую квартиру и там сидела с ней. Естественно, на меня у нее гораздо меньше времени оставалось. Мне, ребенку, конечно, тяжело было это все воспринимать. Бабушка, с которой ты прошел целый путь с рождения, которую помнишь, сколько помнишь себя, — она требует такого ухода. Конечно, сейчас уже по прошествии лет вспоминаю свои собственные эмоции, переосмысливаю их. Но тогда, скажем так, бежал от этой темы.

О том, как проявила себя команда губернатора в эпидемию коронавируса

Вообще я перфекционист и по жизни вечно недоволен, и собой недоволен. Конечно, всегда хочется большего. Но это, скорее, стратегические вопросы. А пандемия — это была революционная ситуация. Должны были быть мгновенные реакции и абсолютная безотказность. Все время нужно было быть на посту. Я очень доволен, когда мы говорим про команду, ближайший круг.

У нас даже понятие было — коронавирусный указ, некоронавирусный указ. Эти коронавирусные указы мы формировали в режиме командной работы. Постоянная настройка системы, быстрейшая реакция на меняющуюся ситуацию.

Вот эта бюрократия, согласования эти бесконечные — это все ушло в никуда. Все решения согласовывались немедленно, в зуме, в чате. Это очень круто. В момент основного подъема, когда все это еще было внове, только-только наступало, такой ритм очень сильно вдохновлял. Это был настоящий драйв, некоторые пункты указов я написал просто лично. Своими руками.

О страхе

Все мы люди, мне до сих пор страшно. Я считаю, что и вторая волна {эпидемии коронавируса} может быть на самом деле…

Страшно принять неправильные решения. {…} на текущий момент я считаю, что все решения были правильными. Они позволили, как президент сказал, пройти между Сциллой и Харибдой. Понятно, что есть какие-то соблазны простых решений. У нас, например, поддержка федерального центра регионом определялась по простой формуле: выпадающие доходы 2020-го к 2019 году. Не к плану, не к прогнозу, а к 2019 году.

Поэтому у кого просадка больше, тот и поддержку получает больше. В этом контексте можно было подумать: надо было все закрыть, ничего не открывать. Меньше было бы зараженных, получили бы больше поддержки федерального центра, например. Но гораздо больше и недовольных было бы. А во-вторых, больше шансов долго выходить из этого с точки зрения экономики. Больше можно было потерять предприятий. Все равно, конечно, поддержка не компенсировала бы все выпадающие доходы.

Поддержите наше СМИ любой посильной для вас суммой – один раз, или оформив подписку с помощью онлайн-кассы. Став подписчиком KozaPress, вы будете поддерживать стабильную работу издания, внося личный вклад в защиту свободы слова.

18+

Читайте также:

Шестеро медиков и водитель скорой числятся погибшими от COVID-19 в Нижегородской области
Ирина Славина
Правительство объявило о комплексном подходе к развитию микрорайонов Нижнего Новгорода
KozaPress
Спрос на места под захоронение в Нижнем Новгороде по-прежнему выше, чем годом ранее
Ирина Славина