Реабилитационная детская больница психоневрологического профиля в Дзержинске превратилась в «садистскую» площадку

14396
 Реабилитационная детская больница психоневрологического профиля в Дзержинске превратилась в «садистскую» площадку

Эта история тихого ужаса в маленькой детской больнице психоневрологического профиля, расположенной в городе Дзержинске, началась несколько лет назад и продолжается по сей день. И все это время молчание хранят все: родители и опекуны больных детей, сотрудники социальных учреждений, медицинские работники, являющиеся вольными или невольными свидетелями происходящего, ну а сами дети никому ничего не могут поведать в силу объективных причин. Единственным человеком, который не смог закрыть глаза на происходящее стала старшая медицинская сестра Наталья Зиновьева. Все эти годы она в одиночку билась против творящегося в больнице беспредела, но на днях Наталью все-таки уволили. Опасаясь, что теперь защитить маленьких пациентов, видимо, уже будет некому, Наталья Зиновьева обратилась в KozaPress

Шесть лет назад ГБУЗ НО «Детская специализированная больница медицинской реабилитации для детей психоневрологического профиля» (г. Дзержинск) называлась ГКУЗ НО «Детский специализированный дом ребёнка № 1» и потому не была доступна для оказания помощи так называемым родительским детям-инвалидам, то есть детям, у которых есть хотя бы один родитель. Смена статуса медучреждения предполагала  обеспечение доступности бесплатной медицинской помощи для всех детей, нуждающихся в подобном лечении, а не только детей-сирот.

Список диагнозов, служащих основанием для направления на лечение в больницу, довольно широкий: ДЦП (самый распространённый диагноз), гидроцефалия, Синдром Дауна, аутизм, врождённые аномалии (отсутствие пальцев на ногах и т. п.). «Не буду описывать, как именно выглядят эти дети, скажу лишь одно - их взгляд продирает душу. Я всегда считала, что в таких учреждениях имеют право работать только люди с большим сердцем, но как же я заблуждалась», – рассказывает Наталья Зиновьева, трудоустроившаяся в больницу через год после ее перепрофилирования. 

Поскольку в прежнем учреждении только 20% медицинского персонала соответствовали критериям реабилитационной работы с детьми, имеющими различные отклонения, то в новом штат специалистов был существенно расширен.  Родители были в восторге от того, что наконец в Дзержинске появился бесплатное реабилитационное учреждение.

В массажный кабинет очередь была расписана на долгое время вперед. Время приема строго регламентировалось. «И вот однажды я невольно стала свидетелем того, как обращались с опоздавшими. Одна мама с ребенком ехали издалека, на общественном транспорте, не рассчитали время… Услышав из уст массажистки Любови Баранцевой в адрес ребенка с ДЦП злобное «Заходи, чудовище!», я сначала опешила. Не знала, как смотреть маме в глаза, но поняла, что мама даже не удивилась», – продолжает Наталья Зиновьева. Оказалось, что подобный стиль общения – классика жанра и родители не заостряли на этом внимания, опасаясь, что детей снимут с бесплатного лечения.

Но старшая медсестра не смогла проглотить этот эпизод и с тех пор стала более пристально наблюдать за деятельностью «коллег». И если «родительские» дети пусть с оскорблениями, но получали хоть какие-то процедуры, то дети, оставшихся без попечения родителей и находящихся в учреждении на реабилитации сроком от 3 недель до 2-х месяцев, вовсе не получали полноценного курса. Массажистка давала ребёнку какие-то игрушки, занималась своими делами, а по истечении определенного времени возвращала ребёнка на сестринский пост. «Не вижу необходимости ломать свои руки», – такова была позиция массажистки. Тогда Наталья не знала, что еще цветочки, но ягодки не заставили себя ждать.

«Как-то на одном из постов круглосуточного пребывания, я застала такую картину: палатная сестра Марина Ковальчук била головой о медицинскую кушетку маленькую пациентку по имени Даша. Девочке тогда было 5 лет, маленькая такая, рост чуть больше метра, худенькая… Органическое поражение ЦНС, частичный птоз обеих сторон, умеренная умственная отсталость… Увидев меня, медсестра прекратила избиение ребенка. Я бросилась к главному врачу Алексею Цветкову, написала докладную записку. Мне казалось, что увольнение за подобное уж точно, в отличие от случая с массажисткой, не заставит себя ждать.  Но меня ожидал неприятный сюрприз: поведение этой медсестры с 20-летним стажем в отношении детей тоже здесь считалось нормой. Привязывание, избиение, случай непонятной передозировки лекарств, переломы рук у детей с ДЦП, ожог волосистой части головы у маленького ребёнка… Другие медсестры после нее боялись принимать смену, но, тем не менее, молчали, – рассказывает Наталья Зиновьева. – Я сначала не могла понять, почему такую садистку не увольняют, а потом узнала, что она якобы «под прикрытием» министерства здравоохранения».

В 2016 году в учреждении было поставлено видеонаблюдение. Первые видеозаписи в отношении жестокого обращения с детьми попали к Зиновьевой только в 2018 году. Медицинские сёстры, увидев безнаказанность Ковальчук, также стали привязывать детей, при чём все происходило либо ночью, либо в выходные дни, как раз в то время, когда врачебного состава и меня не было на рабочих местах. В качестве «привязочного материала» в основном шли детские колготки. Одна из страшных записей опять коснулась медсестры Ковальчук: во время тихого часа она привязала ребенка с сильным (в силу диагноза) слюнотечением за ногу к тренажёру и оставила одного с пелёнкой, обмотанной вокруг шеи, спустя 3 часа ребёнка отвязала санитарка. О всех нарушениях, зафиксированных во время просмотра видеокамер, Наталья сообщила главному врачу. «Цветков пообещал, что разберется. Разобрался так: все компрометирующие видеозаписи были удалены, а мне запретили доступ к записям с видеокамер», – негодует Зиновьева.

Свое регулярно возникающее желание уволиться Наталья подавляла единственной мыслью: без нее детям будет еще хуже. Поскольку для главврача Зиновьева стала как кость в горле, для «воспитательной» беседы с ней была приглашена директор ГАУДПО НО ЦПК Людмила Поклад. Но после разговора с ней Наталья Зиновьева окончательно решила стоять до последнего.

В мае 2020 года старшая медсестра снова получила доступ по просмотру видеозаписей с камер наблюдения в рамках усилении контроля деятельности медицинских работников в учреждении в период коронавирусной пандемии. Стоило только открыть первые видеофайлы, как стало понятно: за это время ничего в лучшую сторону не изменилось.  А в выходные дни Ковальчук расхаживала по больнице не только без средств индивидуальной защиты, но даже без медицинского халата, в трусах и майке. (Запись с камер видеонаблюдения имеется в распоряжении KozaPress). Но к этому времени в больнице появился еще один неравнодушный человек, юрист Светлана Козлова, и по фактам нарушений на Ковальчук буквально за две недели было наложено более десятка дисциплинарных взысканий. Новый юрист оказалась не из робкого десятка и пригрозила главврачу заявлением в полицию, если он не предпримет никаких действий.

«Для меня, как для юриста, было непонятно поведение руководителя учреждения в отношении работника, нарушающего не только трудовую дисциплину, но и плюющего на все моральные нормы. Обычно для применения мер дисциплинарного воздействия нужно очень грамотно проработать доказательства и быть на 100% уверенными в том, что работник нарушает, как минимум, один из пунктов своих обязанностей. Здесь мне не пришлось ничего искать и прорабатывать. Нарушения были все как на ладони, с полной доказательной базой: Ковальчук нарушила 6 из 8 пунктов своих обязанностей, прописанных в трудовом договоре, 5 пунктов, предписанных должностной инструкцией, внутренние регламенты больницы, распорядок дня, постановления министерства здравоохранения, указы губернатора Нижегородской области и многие другие нормы. Мы оформили лишь 13 дисциплинарных дел, которые я наблюдала лично или по камерам».

В основу первого документа легло получение травмы одним из детей – рассечение подбородка, которую Ковальчук объяснила неосторожностью самого ребенка.  «Главврач пытался запретить мне открывать дисциплинарное дело, мол, он не хочет проблем с министерством, - рассказывает Светлана Козлова. – Это мне казалось более чем странным». Но дисциплинарные дела росли как снежный ком. В мае 2020 года, после предоставления главврачу доказательств по новым 8 дисциплинарным нарушениям, он был вынужден подписать служебную записку, которой уполномочил меня подготовить комплект документов, регламентирующих применение дисциплинарных мер к работникам, грубо нарушающим трудовую дисциплину. Когда документы были готовы, Цветков их подписал, но просил не увольнять Ковальчук, опять же ссылаясь на стоящее за ней министерство. Тогда я сказала Цветкову, что буду вынуждена обратиться в полицию», - вспоминает Светлана Козлова. На следующий день произошло непредвиденное. Вместо увольнения Ковальчук, которого уже нельзя было избежать, главный врач   решил уволиться сам. А после этого началось самое интересное…

Из министерства здравоохранения в июле 2020 года прислали нового и.о. главного врача Наталию Есину, которая до министерского поста – 10 лет назад – работала главным врачом ГБУЗ НО «Детский психоневрологический санаторий для лечения ДЦП «Автозаводский». Госпожа Есина не стала подвергать себя лишней опасности и расторгла договор с нелояльным юристом, благо условия договора совместительства без каких-либо ограничений допускали расторжение по инициативе любой из сторон.

«Лучше не стало, – констатирует Наталья Зиновьева. – Поэтому в конце июля 2020 года я обратилась к губернатору Глебу Никитину с просьбой разобраться в сложившейся в больнице ситуации и принять соответствующие меры. Вместо ответа губернатора мне пришла отписка из областного Минздрава, за подписью первого заместителя министра Г.В. Михайловой, в которой было сказано, что поскольку больница является самостоятельным юридическим лицом, то все вопросы главный врач решает по своему усмотрению в соответствии с трудовым законодательством». (Копии обращения к губернатору Нижегородской области и ответа регионального министерства здравоохранения имеются в распоряжении KozaPress). Поэтому в середине августа Наталья Зиновьева подала несколько заявлений во 2-й отдел полиции по г. Дзержинску по фактам жестокого обращения с детьми нескольких медицинских работников, включая бывшего руководителя А.С. Цветкова и нынешнего руководителя Наталью Есину.  Две сотрудницы из числа упомянутые в заявлениях Зиновьевой, во время следствия уволились по собственному желанию.

В конце сентября по всем заявлениям пришли Постановления об отказе в возбуждении уловного дела, копии которых имеются в распоряжении KozaPress. Как следует из текста вышеуказанных постановлений, состава преступления в отношении главврача Алексея Цветкова за укрывательство не установлено, а в отношении других сотрудников истек срок исковой данности. «Я опоздала всего на 5 месяцев, просто не знала, что срок давности по уголовным делам может иметь такой короткий срок – всего 2 года», – бессильно разводит руками Наталья Зиновьева.

Все сотрудники, за исключением уволившихся по собственному желанию, до сих пор продолжают работать в больнице, теперь уже в полной уверенности, что больше никто не вынесет сор из избы…

 

Поддержите наше СМИ любой посильной для вас суммой – один раз, или оформив подписку с помощью онлайн-кассы. Став подписчиком KozaPress, вы будете поддерживать стабильную работу издания, внося личный вклад в защиту свободы слова.

18+

Читайте также:

Глава Городецкого района Беспалов пойдет на повышение
Ирина Еникеева
«Кооператив» нижегородских чиновников украл у дзержинцев городские леса
Александр Тарлаковский
На территории Лопатинского оврага в Нижнем Новгороде вырастут многоэтажки
Ирина Еникеева