Нижегородцы пожаловались на Шарангского межрайонного прокурора Ложкарёва

2156
Нижегородцы пожаловались на Шарангского межрайонного прокурора Ложкарёва

В редакцию «Козы» пришло письмо от нижегородцев, живущих на самом севере Нижегородской области. Жители расчистили кладбище от мусора, а их обвинили в краже древесины. По словам авторов письма, эта история могла бы стать сюжетом увлекательного фильма в жанре детективной фантастики, если бы не была грустной правдой.

В селе Худобабково Тонкинского района Нижегородской области есть кладбище, где нашли свое последнее пристанище, в том числе, и ветераны Великой Отечественной войны.

Глава Худобабковской сельской администрации Зорин А.П., занимаясь проработкой исполнения поручения Президента Российской Федерации по увековечению памяти погибших при защите отечества, выяснил, что при текущем состоянии кладбища невозможно не только установить мемориал защитникам отечества и провести панихиду, но даже просто посетить могилы без риска для жизни и здоровья. И это не преувеличение – на фотографиях видно, что по территории кладбища физически сложно пройти, в любой момент может рухнуть очередное засохшее дерево. Что, собственно, и явилось основанием для обращения местных жителей в администрацию с просьбой о расчистке территории кладбища и установке забора.

Так уж сложилось еще со времен СССР, что в Тонкинском районе, как, впрочем, и во многих других районах Нижегородской области, земельные участки поселковых земель не размежеваны и не имеют четких границ – условный кадастровый номер есть, площадь есть, а границ, нанесенных на кадастровую карту, – нет. Соответственно, установить забор с соблюдением всей буквы закона затруднительно. Граница участка не определена, куда ставить забор не понятно. Формально, если забор поставить неправильно, получится самозахват чужой территории.

Правда, земля вокруг поселковая и захват по факту у самих себя, но порядок надо соблюсти. И Зорин обращается к руководству Тонкинского района с просьбой о разъяснении способа выполнения запроса граждан. На что получает четкое устное распоряжение: территорию необходимо срочно расчистить, так как возможны несчастные случаи в результате падения сухостоя; работы необходимо выполнить по технологии, чтобы исключить бурелом и порубочные завалы, территорию кладбища огородить. Что же касается границ участка – есть площадь в 1,5 гектара, ее надо найти «в натуре» и огородить.

По мнению жителей, руководитель принял верное решение. Кругом земли поселения, даже если забор поставить не четко по несуществующей пока границе участка, ничьи интересы не будут ущемлены, а выполнить работы по приведению кладбища в порядок нужно срочно, пока не сошел снег и может двигаться техника, дороги-то к кладбищу асфальтовой нет.

Денег в бюджете сельской администрации на расчистку кладбища не было. Но Зорин нашел технику, договорился с бригадой порубщиков на работу по взаимозачету, местные жители без раздумий согласились оказать посильную помощь.

Казалось бы, все сошлось. Глава хочет привести кладбище в порядок, и жители хотят того же, и даже деньги на благое дело, как водилось на Руси, собрали всем миром. Ничто не должно было помешать привести кладбище в состояние достойное подвига покоящихся там защитников России, героев и участников не одной войны, отцов и матерей местных жителей.

Но тут в дело вмешался Шарангский межрайонный прокурор Ложкарёв, которому, по словам жителей, видимо, уж очень нужно было «громкое дело» для продвижения по карьерной лестнице. И завертелись колеса так называемого правосудия... Моментально было возбуждено уголовное дело по ч. 3 ст.158 УК РФ, при отсутствии заявителя и потерпевшего. Постановление о возбуждении уголовного дела утвердил лично Ложкарёв.

Стражи порядка рьяно взялись за дело. Как рассказали жители, на всех участников дела оказывалось жесткое давление: не подписываешь протоколы с версией следствия – получай. Так, у водителя лесовоза за отказ подписывать протокол, с которым он был не согласен, изъяли автомобиль с грузом и отклонили все ходатайства о передаче его на ответственное хранение, а именно не дали вывезти его с места задержания и автомобиль находился под арестом более 5 месяцев.

Работникам сельской администрации, рабочим и местным жителям, безвозмездно помогающим приводить кладбище в должное состояние, как следует из текста письма, угрожали обысками и арестами, если не подпишут показания на главу сельсовета о его незаконных действиях и умысле на кражу леса.

У главы сельсовета вообще отобрали личный автомобиль за отказ подписывать в искаженной редакции протокол допроса и порвали объяснения, которые он написал от руки.

В своем письме жители рассказали, что следователь Набоких открытым тестом заявила Зорину: «Все равно натянем статью, зря сопротивляешься. Если не докажем кражу, то превышение должностных обязанностей точно впаяем».

Авторы письма недоумевают: а что, собственно, украли?! При расчистке кладбища мусор сжигали, порубочные остатки отдавали рабочим, древесину пригодную для дальнейшего использования складировали для дальнейшего использования для нужд муниципалитета. Для справки: детский сад, пожарное депо, молельный дом – вот только несколько объектов, где могла пригодиться такая древесина, ведь не сжигать же её.

Так что украли? Мусор, который сожгли? Порубочные остатки, которые отдали рабочим за работу? Или древесину, которую с одного места поселка перевезли на другое?

Прокурору Ложкарёву, видимо, действительно очень нужно «громкое дело». Наверное, поэтому в районных газетах во всех красках расписывают несовершенную кражу и под каждым материалом, по словам жителей, стоит подпись Шарангской прокуратуры. В публикациях дана однозначная трактовка о наличии вины администрации сельсовета, несмотря на то что идет предварительное следствие, в котором ни то что подозреваемых, так даже потерпевшей стороны нет!

Жители едины во мнении: прокурор Ложкарёв не только отобрал у погибших героев войны право на достойную их подвига память, но и взял на себя роль суда – назвав виновных до завершения следствия.

Жалобы и ходатайства Зорина и местных жителей межрайонная прокуратура отклоняет.

Нижегородцы, оскорбленные и возмущенные такими действиями прокуратуры и следствия, написали письмо в поддержку Зорина и разослали по СМИ, а также, по их словам, жалобу в генеральную прокуратуру.

Надо заметить, что пострадавшую сторону все же нашли. Ей стал отдел КУМИ Тонкинского района, который назвал земли, где проводилась расчистка, «своими землями, которым причинен ущерб, подлежащий суммовой оценке», – рассказали авторы письма. Но тогда возникает вопрос: если по расчистке кладбища рабочие «залезли» на «чужую» землю, то как КУМИ Тонкинского района, в виду отсутствия четких обозначенных границ земельного участка, может утверждать, что именно их землям причинён ущерб?

Жители удивляются, каким таким волшебным образом, минуя определенный законом порядок, прокуратура установила собственника земельного участка и, соответственно, пострадавшую сторону при том, что документов, определяющих границы этой собственности, не существует в природе.

В своем письме жители приводят также ряд фактов, требующих, на их взгляд, пристального внимания прокуратуры, но, тем не менее, волшебным образом ускользающих от надзорных органов.

Например, уже более 5 лет НЕКТО получает субсидированные государством кредиты Россельхозбанка, направленные на развитие льняной отрасли в районе, десятки миллионов осваиваются и не возвращаются в банк из года в год. Бюджетные деньги тратятся регулярно, льняной отрасли как не было, так и нет, неоднократные обращения в соответствующие структуры, где материал обязательно проходит через прокурорский фильтр, есть, реакции прокуратуры нет.

При этом «кражу» сухостоя, угрожающего жизни посетителей кладбища, с подачи ведомства Ложкарёва расследуют с невероятным рвением…

В заключении своего письма жители спрашивают, почему человека, организовавшего расчистку и благоустройство кладбища, прокуратура видит злодеем и преступником? Почему заслуги Зорина жители ценят так высоко, а межрайонная прокуратура хочет оценить в годах лишения свободы?

«Коза» выражает надежду, что ответы на эти вопросы все же будут получены и данная история получит справедливое завершение.

Но в этот раз, к сожалению, еще попрана память ветеранов, право жителей поселка посещать могилы своих усопших родных…

Фото: kriminalnn.ru

Поддержите наше СМИ любой посильной для вас суммой – один раз, или оформив подписку с помощью онлайн-кассы. Став подписчиком KozaPress, вы будете поддерживать стабильную работу издания, внося личный вклад в защиту свободы слова.

18+

Читайте также:

В Нижнем Новгороде стартовал прием заявок на конкурс патриотической песни
KozaPress
12% нижегородцев получают зарплату меньше 15 тыс. рублей
Константин Барановский
Нижегородский поставщик для ВПК оказался на грани закрытия из-за долгов по налогам
KozaPress