Дзержинский ДКХ ждет на место директора Евгения Кобылянского, ушедшего со скандалом от Лепса

4517
Дзержинский ДКХ ждет на место директора Евгения Кобылянского, ушедшего со скандалом от Лепса

В дзержинском Дворце культуры химиков в очередной раз готовятся к смене руководства. На должность главы ДКХ в этот раз прочат 56-летнего Евгения Кобылянского, бывшего участника музыкального коллектива Григория Лепса. В приемной директора на просьбу об интервью с еще занимающей эту должность Анастасией Лытовой ответили вежливо, но жестко: «Мы не комментируем эту тему». «Коза» решила поговорить с работниками ДК, которые на условиях анонимности рассказали свое видение ситуации.

«Официально нам пока никто ничего не сообщал. 4 декабря у действующего руководителя заканчивается рабочий контракт, а с 7 декабря, судя по информации в соцсетях и публикациям в некоторых СМИ, к нам должен прибыть новый директор», – рассказывает одна из работников Дворца культуры химиков.

«Мы, конечно, читали, что Кобылянский – это композитор, мультиинструменталист, аранжировщик и звукорежиссер, работавший с Пугачевой, Киркоровым, Шуфутинским, Лепсом и другими звездами отечественной эстрады. Наш глава города, по слухам, очень любит шансон и, в частности, творчество Григория Лепса, поэтому, возможно, при выборе кандидатуры сказались личные пристрастия Ивана Носкова», – поделилась другая сотрудница с многолетним опытом работы в ДКХ.

Имя музыканта Евгения Кобылянского, ушедшего в свое время со скандалом от Григория Лепса, забрав все нажитое в проекте имущество, как нового кандидата на пост руководителя ДКХ, как выяснилось, коллектив совершенно не пугает.

За 2,5 года во Дворце сменилось пять директоров. В кресле руководителя успели побывать и священник, ставший впоследствии депутатом, и экономист, и педагог, и заместитель главы города по социальным вопросам. Причем если бывший священнослужитель продержался 1,5 года, то чиновника хватило лишь на пару месяцев.

«Прежний директор нашего Дворца Светлана Германовна Пастухова сумела создать такую сильную творческую команду, что теперь этот поезд едет уже сам по себе, вне зависимости от «номинального» локомотива. Коллектив сам генерирует идеи, сам определяет, что нужно в тот или иной момент зрителю, для всех нас это не просто работа, это жизнь», – продолжает сотрудница ДКХ.

Сами работники дворца, коих насчитывается более 100 человек, в последние годы управленческой чехарды сравнивают себя с мышкой, попавшей в кувшин с молоком: «Для своего спасения мышка взбила молоко в масло и так выбралась из кувшина, вот и мы сами себя вытаскиваем из всех этих административных провалов».

Удивительно, но во время разговора с сотрудниками ни одного плохого слова в адрес руководителей учреждения не прозвучало. Напротив, о каждом было сказано что-то хорошее.

На вопрос, чем запомнилось руководство батюшки Виктора (Сафронова), ранее возглавлявшего Дзержинское благочиние, а потом с благословления мирян вернувшегося в мирскую жизнь и подавшегося в депутаты, сотрудники приводят в пример восстановление кинозала. 

«В 90-е годы кинозал утратил свое назначение и долгое время использовался как склад. Мы пошли к директору, рассказали, что хотим принять участие в грантовой программе Фонда кино, и он нас поддержал, – вспоминают сотрудники. – Мы написали программу «реабилитации» кинозала и выиграли грант!».

Примечательно, что коллектив вырос во Дворце в самом прямом смысле слова. Многие из работников занимались в детстве в разных студиях и кружках ДКХ, потом получили образование и вернулись во Дворец уже в качестве сотрудников и преподавателей.

«Наш Дворец – живой организм. Мы все связаны им как одной ДНК», – когда эту мысль «Козе» почти слово в слово повторили несколько сотрудников, стало понятно, что это не просто пафосные слова, это факт.

«Конечно, новому директору придется не просто. Эта должность требует не столько музыкального или режиссерского образования, нужен серьезный управленческий опыт и администраторские способности. Руководство такой махиной – это не продюсирование пусть даже какого-то крупного, но все-таки одно проекта, здесь нужен настоящий талант держать в руке множество разноплановых направлений», – предупреждают сотрудники.

Спектр деятельности ДКХ действительно очень широкий. Помимо функционирования под крышей Дворца 14-ти творческих коллективов, занятия в которых посещает более 1 тыс. детей, здесь еще идет постоянная «движуха»: организация представлений для всех возрастов, концерты звезд разного калибра, выставки, музейное дело и даже поисково-исследовательская работа.

В плане физического «размаха» Дворец культуры химиков, насчитывающий 6 уровней и 10 тыс. кв. м, является вторым по величине сооружением культурного толка в Нижегородской области, по размерам уступая лишь ДК ГАЗ. В ДКХ несколько самостоятельных пространств: колонный зал, кинозал, лекторий, театрально-концертный зал на 800 мест.

Что касается музейной и, тем более. исследовательской деятельности, то сотрудников, как говорится, никто ни к чему не обязывал, но жажда созидания привела к тому, что в ДХК появилось несколько тематических залов. Есть даже отдельный музейно-мемориальный зал «Кинороман», посвященной уроженке Дзержинска, известной советской киноактрисе Изольды Извицкой. Такой музей, кстати, единственный в России.   

«Для того, чтобы просто вникнуть во все наше хозяйство, потребуется минимум полгода. А при этом нужно не растерять профессионалов, особенно из преподавательского состава. Это сейчас наиглавнейшая задача для нового руководства, зарплаты-то минимальные: оклады 11-12 тыс. руб., со всеми надбавками получается тысяч 20», – рассказывают работники.

При таких зарплатах приходиться выкладываться по полной программе не только в преподавании, но и брать на себя гораздо более серьезный круг ответственности: «Например, хореограф балетной студии, ставящий девочек на пуанты, должен не просто научить их это делать, а понять, кому и когда это можно в плане физиологии. А девочек занимается 200 человек – от 3-4-леток до старшеклассниц и студенток. И представьте, что будет, если такой преподаватель уйдет?»

Многим творческим коллективом больше лет, чем самому зданию ДКХ. Так, балетному коллективу в феврале 2021 года исполнится 60 лет, народно-хоровая капелла еще старше – 65 лет. Некоторые сотрудники работают по 40 лет, стаж в 10-15 лет здесь считается «небольшим».

Основной доход Дворец культуры химиков получает от предоставления в аренду концертного зала. Причем для, казалось бы, провинциального ДК здешнее техническое оснащение может дать фору многим площадкам. «Звук, свет, мультимедиа – вся аппаратура соответствует самым продвинутым райдерам, – с гордостью говорят сотрудники. – А гримерки не просто стол-стул-зеркало, а просторные помещения, с душевыми и даже кроватями, чтобы артисты могли полноценно отдохнуть».

За коммерческое направление в ДКХ отвечает заместитель директора по развитию, должность которого с недавнего времени вакантна. По мнению работников Дворца, место придерживается для «своего» человека нового директора.

«Сейчас управленческая «смута» не только у нас во Дворце, «смута» во всей стране. И не только в сфере культуры. Хотя за культуру обиднее всего, какие люди приходят на руководящие посты, складывается ощущение, что культуру в России сознательно разрушают, выкорчевывая на корню все светлое, профессиональное и талантливое».

Памятуя о недавней истории с «горячими» подписями под фото на инстаграм-странице министра культуры Нижегородской области Олега Берковича, «Коза» решила посмотреть, а что же постит в соцсетях будущий (возможно) руководитель легендарного учреждения культуры Евгений Кобылянский. Выводы делать не будем.

Заглавное фото: knife.media

 

Поддержите наше СМИ любой посильной для вас суммой – один раз, или оформив подписку с помощью онлайн-кассы. Став подписчиком KozaPress, вы будете поддерживать стабильную работу издания, внося личный вклад в защиту свободы слова.

18+