Нижегородский областной суд «прикрыл» судью, давшего разрешение на обыск в квартире журналистки Ирины Славиной

13554
Нижегородский областной суд «прикрыл» судью, давшего разрешение на обыск в квартире журналистки Ирины Славиной

Сегодня Нижегородский областной суд отказал в удовлетворении апелляционной жалобы семьи погибшей журналистки Ирины Славиной (Мурахтаевой) на постановление о разрешении производства обыска, который прошёл в ее квартире накануне гибели. 

Постановление о разрешении обыска в квартире, где проживала Ирина Славина с мужем и дочерью, было вынесено 30 сентября 2020 года судьей Нижегородского районного суда Ползуновым А. О. Данным судебным актом было удовлетворено соответствующее ходатайство следователя следственного управления СК РФ по Нижегородской области Шлыкова А.И. по уголовному делу, возбужденному в отношении нижегородца Михаила Иосилевича, подозреваемого в сотрудничестве с нежелательной организацией «Открытая Россия»

Обыск был произведен сотрудниками правоохранительных органов ранним утром 1 октября 2020 года. Во время обыска членам семьи не разрешили даже позвонить по телефону адвокату, а по окончании многочасового перетряхивания вещей, включая нижнее белье, и изъятия компьютерной техники, телефонов, флешек и документов, на руки не выдали никаких документов, в частности, копии протокола обыска.

«Считаю постановление об обыске незаконным и подлежащим отмене, – заявил адвокат Александр Караваев. – Ирина Славина вопреки утверждениям следователя и суда, никогда не являлась членом движения «Открытая Россия». В её жилище не было и не могло быть никаких материалов, относящихся к данному движению. Так, в постановлении не было четко сформулировано и не содержалось указания на то, какие именно документы и предметы предполагалось обнаружить в ходе обыска. Таким образом, сотрудникам правоохранительных органов предоставлялась неограниченная свобода усмотрения при производстве обыска, что привело к несоразмерному вмешательству в право на частную жизнь, предусмотренное ст. 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, ратифицированной ФЗ от 30 марта 1998 года №54-ФЗ».

Между тем, судебное решение о производстве обыска должно отвечать требованиям законности, обоснованности и мотивированности, в нем должен быть указан конкретный объект обыска и данные, служащие основанием для его проведения, с тем, чтобы обыск не приводил к получению информации, которая не имеет непосредственного отношения к уголовному делу.

Суд не может допускать в постановлении об обыске общие формулировки, наделяя следователя неограниченными полномочиями в определении того, какие предметы, документы представляют интерес для расследования по делу. Это противоречит, в том числе, позиции Европейского Суда по правам человека.

В результате вынесения судом обжалуемого постановления, было изъято большое количество вообще никак не относящихся к делу предметов и документов (всего более 40 пунктов по описи). Причем изъята была, например, ноутбуки и телефоны дочери и мужа Ирины Славиной.

«Необоснованность выводов суда подтверждает так же тот факт, что через несколько днем после гибели Ирины Славиной ее семье было возвращено все изъятое при обыске, кроме личного телефона журналистки. Все вещи находились в запечатанном виде с отметкой даты проведения обыска. Их даже не вскрывали», – отмечает Александр Караваев. По мнению семьи, это факт лишний раз подтверждает то, что единственной целью обыска было подавление и запугивание журналистки.

«В данном деле судебный контроль отсутствовал в принципе. Суд не просто был несправедлив и неэффективен, суд полностью не справился с функцией контроля за соблюдением прав граждан, чьи конституционные права могут быть нарушены в ходе проведения следственных действий», – говорит адвокат. Данное утверждение основано на том, что судьей Ползуновым А.О. было рассмотрено семь материалов о проведении обыска по названному выше уголовному делу. Суд санкционировал следственные действия не только в квартире Мурахтаевых, но и по адресам проживания Силивончика Д.В., Иосилевича М.А., Бородина М.А., Садамовского А.О., Шапошникова Ю.Ю., Трегубова Р.М. Текст постановлений на обыск полностью идентичен, суд допускает даже одни и те же орфографические ошибки.

«Рассмотрение дел происходит по принципу конвейера, – уверен Александр Караваев. – Суд просто меняет адреса и фамилии лиц в шаблонном документе, не удосуживаясь заботой о реальном рассмотрении дел. Согласиться с подобными действиями председательствующего невозможно».

«Областной суд, можно сказать, самоустранился», – считает Алексей Мурахтаев, муж Ирины Славиной. – Судья Игнатов М. К. отказал в вызове всех абсолютно свидетелей, о которых мы просили, в том числе даже в вызове оперативника, которые получал судебные решения, вынесенные в закрытом режиме. Таинственный господин Чучичев, или как его там зовут, из центра «Э», Ярослав Грач и все остальные участники этого театра абсурда освобождены областным судом от какой-либо ответственности за свои слова и действия».

«В ходатайстве о допросе свидетелей суд нам отказал, причем в ответ на нашу аргументированную позицию мы услышали от представителя прокуратуры, что «это всё эмоции». По всем лицам, у которых проходили обыски в рамках «Дела Иосилевича», будут отказы. Решения в центре приняты. Остаётся бороться в более высоких инстанциях. Мы не остановимся, пока не добьёмся справедливости. Мы пойдем вплоть до ЕСПЧ», – заявил Александр Караваев.

Поддержите наше СМИ любой посильной для вас суммой – один раз, или оформив подписку с помощью онлайн-кассы. Став подписчиком KozaPress, вы будете поддерживать стабильную работу издания, внося личный вклад в защиту свободы слова.

18+