Нижегородский облсуд не отпустил профессора Кудыкина из-под домашнего ареста

3344
Нижегородский облсуд не отпустил профессора Кудыкина из-под домашнего ареста

15 января Нижегородский областной суд в лице судьи Елены Павиловой рассмотрел апелляционную жалобу профессора Максима Кудыкина на решение суда первой инстанции о продлении ему меры пресечения в виде домашнего ареста. «Коза» присутствовала.

Напомним, 4 декабря Нижегородский районный суд, указав на неэффективность следствия и отсутствие убедительных доводов, что Максим Кудыкин может скрыться, нашел одно основание для его изоляции от общества – судья Ольга Коловерова согласилась со следователем, что, будучи руководителем центральной районной больницы в Балахне, он может уничтожить важные для следствия документы, касающиеся операций, которые совместно с коллегой Андреем Васягиным делал в больнице скорой медицинской помощи Дзержинска в 2014-2016 годах. Суть обвинения в том, что они понуждали пациентов покупать медицинское оборудование, которое якобы полагается бесплатно. Возбуждено почти 70 однотипных уголовных дел – по числу пациентов, согласившихся признать себя потерпевшими. Они объединены в одно с тем, что было возбуждено 25 декабря 2017 года по признакам преступления, предусмотренного ч.3 ст. 159 УК РФ (мошенничество с использованием служебного положения). Однако до настоящего времени обвинения врачам предъявлены только по 9 делам.

Чтобы выступить свидетелем защиты, в суд явилась Людмила Лыган, страдающая от болезни ног. Перед заседанием она пояснила «Козе», что уже несколько лет добивается от врачей, чтобы ей установили диагноз, назначив соответствующее лечение. Однако компетентных специалистов не нашлось. Ей рекомендовали обратиться за консультацией к Максиму Кудыкину, но она не успела попасть к нему на прием – 12 сентября 2019 года его арестовали, заключив сначала в СИЗО.

Суду было также передано обращение клиники «Персона», которая пишет о том, что растет очередь желающих попасть на прием к доктору Кудыкину, и коллектива балахнинской ЦРБ – коллеги арестованного настаивают, чтобы ему вернули возможность заниматься профессиональной деятельностью.

Прокурор, не возражая против приобщения обращений к материалам дела, заявил, что оснований для допроса госпожи Лыган не имеется, поскольку он «никак не повлияет на решение вопроса о законности решения, принятого судом первой инстанции». И судья согласилась с позицией прокурора.

Адвокат Андрей Малышев, призывая суд объективно оценить все обстоятельства, заявил, что содержание доктора медицинских наук под арестом, пусть даже домашним, – роскошь для нашего общества, которому так не хватает врачей, особенно в области сосудистой хирургии. Защитник считает, что любая иная мера, не связанная с изоляцией, в виде залога, запрета каких-либо действий никак не может помешать выполнению тех задач, которые стоят перед следствием. Его коллега Александр Агеев в свою очередь выразил мнение, что избранная мера пресечения незаконна, поскольку оснований для нее нет, а те, что заявляются следствием и прокурором, строятся исключительно на предположениях. Кроме того, Максим Кудыкин в принципе не мог совершить должностного преступления, поскольку не являлся сотрудником больницы в Дзержинске, где проходили операции, которые он проводил на основании договора, заключенного больницей с медицинской академией. Всё, что делал там доктор Кудыкин, выполнялось с ведома и без замечаний не только главного врача, но и Территориального фонда обязательного медицинского страхования, частично оплачивавшего данные операции, подчеркнул адвокат.

– Я являюсь специалистом очень дефицитной профессии, – обратился к суду Максим Кудыкин. – Нас в Нижегородской области всего 20 человек, которые являются специалистами того профиля, к которому отношу себя я. Решение суда на 10% сократило популяцию хирургов этой категории. Если бы помощь была оказана, мы могли бы спасти огромное количество людей за это время {…} Те материалы, которые есть, нормативная база, анализ нормативной базы представлены следствию мной и моими защитниками. На предыдущем допросе я предоставил все возможные документы, на которые может ссылаться следствие для установления истины по этому делу. Мы специально показываем те недочеты в расследовании, какие есть, чтобы могло следствие изъять документацию дополнительно. И у меня… Я понимаю, что дефицит кадров у следственного управления, не хватает специалистов, следователей и так далее. Но следствие длится 2,5 года! Как можно не изъять какие-то материалы за это время?! Это не укладывается у меня в голове.

Господин Кудыкин отметил, что медицина развивается очень быстро. И то, что в 2016 году считалось передовым, в 2019 году приняло статус национальных клинических рекомендаций, в том числе те методы, которые он внедрял на базе больницы в Дзержинске. А сейчас у него заканчивается срок действия сертификата специалиста, и в мае он должен был начать обучение. Однако эти планы были сорваны, под угрозу поставлено его развитие как ценного специалиста.

– Я сегодня слушал послание президента, который говорил о том, что у нас катастрофически не хватает врачей, первичного звена, специалистов…

– Максим Николаевич, не надо оказывать давление на суд, – прервала судья. – Мы тоже слушали послание президента.

Заслушав доводы сторон, суд отказал Максиму Кудыкину и его защите в удовлетворении апелляционной жалобы, оставив в силе решение Нижегородского районного суда.

Кстати, Максим Кудыкин, находясь в СИЗО, написал открытое письмо коллегам.

Поддержите наше СМИ любой посильной для вас суммой – один раз, или оформив подписку с помощью онлайн-кассы. Став подписчиком KozaPress, вы будете поддерживать стабильную работу издания, внося личный вклад в защиту свободы слова.

18+

Читайте также:

Поощрять муниципалитеты, отличившиеся ростом доходов бюджета, решено в Нижегородской области
KozaPress
Представлен новый министр внутренней политики Нижегородской области
KozaPress
Упразднена должность одного замгубернатора Нижегородской области
KozaPress