Законодатель дал озолотиться нижегородским коррупционерам на мусоре

13119
Законодатель дал озолотиться нижегородским коррупционерам на мусоре

Все, что происходит в Нижегородской области в сфере обращения с отходами, лишний раз иллюстрирует тот факт, что мы являемся всего лишь источником наживы аффилированных с властью бизнес структур и монополий. Так рассматривают нас чиновники федерального и регионального уровня. У слуг народа есть много способов облегчать наши кошельки, но самый проверенный и безотказный – это создание монополий на оказание коммунальных услуг населению. Под лозунгами о развитии конкуренции и поддержке инициативы малого бизнеса на самом деле в нашей стране ударными темпами строится и законодательно закрепляется олигархический капитализм, одним из проявлений которого является полная монополия на рынке коммунальных услуг, где все будет решаться в связке «региональный чиновник» – «региональный монополист». Если еще вчера мы все имели дело с монопольными ценами на электроэнергию, воду и тепло, то уже сегодня чиновники готовят для нас нового монополиста – регионального оператора по обращению с отходами.

Поскольку за все в конечном итоге придется платить всем нам, наверное, пришло время разобраться, что для нас готовят и во сколько все это обойдется. Начать, пожалуй, нужно с небольшого экскурса в историю этого вопроса. Три года назад Госдума РФ приняла закон, по которому c 2016 года предполагалось введение нового порядка обращения с отходами. Во всех регионах России должны были быть созданы и законодательно закреплены территориальные схемы обращения с отходами.

Прежде чем разобраться, уважаемый читатель, что же собой представляет эта территориальная схема, нужно в первую очередь выяснить, а как же все работало до сегодняшнего дня без этой законодательной новации нашего государства. Все мы, хотим мы этого или не хотим, каждый день производим бытовые отходы, которые в простонародье называются мусор. Рядом с каждым многоквартирным домом установлены мусорные баки, в которые мы их сваливаем. А вот что происходит с ними дальше, нас обычно мало интересует. Попробуем разобраться вместе, кто и куда его увозит и, самое главное, сколько мы за это платим.

Поскольку все многоквартирные дома обслуживаются либо управляющими компаниями, либо товариществами собственников жилья (ТСЖ), то именно эти структуры от лица всех жильцов выбирали наиболее выгодного перевозчика бытовых отходов. Следует отметить, что на рынке обращения с отходами действуют три основных вида игроков. Первые – это транспортные компании (перевозчики), которые, как правило, имеют лицензии только на сбор и транспортировку различных видов отходов. Вторые – это утилизационные компании, которые имеют лицензии на обезвреживание и утилизацию опасных видов отходов. Третьи – это компании, имеющие собственные полигоны, на которых размещаются и захораниваются малоопасные бытовые отходы либо малоопасные отходы, образующиеся после процесса утилизации или обезвреживания.

Возьмем для примера среднестатистическое ТСЖ, которое управляет большим многоквартирным домом. Понятно, что любой жилец в первую очередь хотел бы получать качественные коммунальные услуги по наименьшей цене. А в каком случае потребитель может выбирать наиболее выгодные предложения? Только тогда, когда таких поставщиков услуг будет несколько. С электричеством и теплом у жильцов такой альтернативы никогда не было – на коммунальном рынке уже давно правят бал энергетические монополии. И безудержного роста цен на электроэнергию и тепло нет только потому, что местные власти, опасаясь окрика из Москвы, не дают монополистам «разгуляться» на полную катушку.

А вот для такой услуги, как вывоз бытовых отходов, монополии до последнего времени не существовало. Каждая управляющая компания или ТСЖ была вправе самостоятельно выбирать транспортную организацию, которая вывозила отходы, собирая их из баков в свои специализированные машины. Поскольку на нижегородском рынке таких транспортных компаний было несколько десятков, то между ними постоянно велась конкурентная борьба за клиента. Был момент, когда цены на данный вид услуг в Нижнем Новгороде постоянно снижались. Почему так получалось? Потому что транспортные компании имели договоры сразу с несколькими полигонами, и полигоны также были вынуждены конкурировать между собой, борясь за свою клиентскую базу, то есть транспортные компании.

Если описать всю схему движения бытовых отходов от нас жильцов до свалки (полигона), то она выглядела примерно так. Каждый день мы выкидывали в мусорные баки свои пакеты с бытовыми отходами. Как правило, один раз в сутки во двор дома заезжал мусоровоз, в который загружались все баки с мусором. Любой мусоровоз имеет гидравлический пресс, которым внутри бункера прессуется весь бытовой мусор. Набрав полную машину уже спрессованного мусора, мусоровоз отправлялся на ближайший полигон или тот, где были установлены наименьшие цены на въезд. Чем ближе полигон и чем меньше стоимость талона на въезд, тем транспортной компании оставалось больше дохода от сумм, уплаченных за вывоз мусора от многоквартирных домов. Соответственно, у перевозчика появлялась возможность дополнительно снизить цену на вывоз мусора, чтобы привлечь новых клиентов.

Теперь все изменилось. И, увы, не в нашу с вами пользу. С недавних пор за туже самую услугу по вывозу мусора мы с вами платим почти в два раза больше. Те же мусоровозы. Те же люди. А цена вдруг выросла в два раза!

Все дело в том, что в Нижегородской области уже начала работу та самая пресловутая региональная схема по обращению с отходами. Теперь перевозчики (транспортные компании) не могут направлять свои мусоровозы на полигоны, которые находятся ближе, или на полигоны, которые принимают мусор по низкой цене. Согласно территориальной схеме, многие перевозчики теперь вынуждены везти мусор за сотню километров, хотя в радиусе 20 километров от места сбора ТБО может находиться несколько полигонов с более низкой ценой размещения отходов.

Мы подошли к самому главному вопрос. Для чего наша власть все это инициировала и закрепила на законодательном уровне? На первый взгляд, аргументы, которые приводят на всех уровнях чиновники и депутаты, вполне логичны: отсутствие контроля над деятельностью компаний, собирающих и перевозящих отходы от населения, привело к тому, что по всей России образовались тысячи незаконных свалок.

Второй аргумент, которым руководствовались законодатели: в России нет раздельного сбора отходов, и на полигоны мусоровозы привозят смешанный мусор, который просто трамбуют, превращая в огромные курганы. Из-за этого в почву попадает огромное количество тяжелых металлов и токсичных продуктов от распада органики и пластика. И чтобы справиться с этой проблемой, нужно развивать, с одной стороны, раздельный сбор отходов, а с другой – строить либо мусоросжигающие заводы, либо рядом с полигонами ставить технологические линии по сортировке и переработке вторичного сырья. Именно внедрение территориальных схем по обращению с отходами и созданию региональных операторов, по мнению законодателей, должны были решить эти проблемы. Но, как обычно бывает в нашей стране, благие намерения пока не решили все эти проблемы. Зато сразу создали очередных региональных монополистов.

Так что же случится на рынке обращения отходов в ближайшее время? А случиться то, что рынка не станет. Вместо этого в каждом регионе будет создана монопольная структура, которая начнет собирать деньги через новую вводимую коммунальную услугу с населения. Нижегородское экспертное сообщество и антимонопольные органы уже имеют серьезные претензии к тому, как региональное правительство трактует недавно вступивший в силу федеральный закон. Но продавливаемые через министерство экологии решения по территориальной схеме уже вылились в существенное подорожание тарифов для населения на сбор и транспортировку бытовых отходов. Хотя главной проблемы – дефицита мощностей по переработке отходов, то есть современных высокотехнологичных заводов, – данные шаги регионального правительства не решили. Напротив, они только усугубили ситуацию. Даже Федеральная антимонопольная служба уже не смогла закрывать глаза на вопиющие нарушения закона о конкуренции чиновниками.  Ведь сейчас получается, что и бизнес и население, то есть мы с вами, транзитом через федеральный бюджет будем оплачивать региону все расходы на сбор и любую переработку мусора. Но кто же в реальности получит деньги? А тот самый монополист, «региональный оператор» и «оператор по обращению с отходами», также выбираемый чиновниками. Разница между ними в том, что региональный оператор является финансовым безответственным фильтром (его ответственность, согласно закону, заканчивается до места сбора отходов, то есть не начинается вообще), а за собственно обращение с отходами будет отвечать другой оператор.  

От коррупционной емкости такого закона захватывает дух. Это же можно выбирать между фирмами сына, дочери или зятя какого-нибудь влиятельного чиновника. «Федералы» тоже не будут совсем уж чужими на этом празднике жизни, потому что оператор должен будет получать сразу пять лицензий от Росприроднадзора. И не он один. Закон допускает работу регионального оператора и оператора с субподрядчиками. Схема простая и любимая властями на всех уровнях: своя фирма (а в нашем случае и не фирма даже, а узаконенная монополия) получает деньги из бюджета, отпиливает часть на «административные расходы», а реальную работу выполняют подрядчики едва ли не себе в убыток. И ничего поделать будет нельзя, так как законодательно закреплено право выбирать оператора из числа компаний, у которых имеются лицензии на все пять видов деятельности по обращению с отходами. Те, у кого их меньше, не смогут стать оператором. Но, чтобы получить такую лицензию, нужно пройти фильтр Росприроднадзора, в котором тоже сидят чиновники, жаждущие хлеба с маслом (а еще лучше и с икрой).  А это означает, что неугодные и неудобные фирмы, которые могут стать конкурентами нужным фирмам, будут безжалостно отсеяны.

Все это может убить малый бизнес, который сейчас работает в сфере обращения с отходами.  Неудивительно, что данный закон еще на стадии законопроекта удостоился не критического даже, а просто разгромного отзыва Федеральной антимонопольной службы по вводимому институту региональных операторов: «По мнению ФАС России, предлагаемые изменения в действующее законодательство существенно сократят количество субъектов на рынке обращения с отходами (в том числе субъектов малого и среднего предпринимательства), не решат сложившейся ситуации в сфере обращения с отходами, создадут очередную неэффективную «искусственную» монополию, ущемят интересы граждан Российской Федерации».

А что же до нас горемык, то мы как собственники жилья, у которых постоянно образуются твердые коммунальные отходы, будем обязаны оплачивать услуги регионального оператора по ценам, определенным в пределах утвержденного единого тарифа на услугу регионального оператора. Судя по тому, что тариф уже вырос почти вдвое, всех нас ждут чудесные перспективы.

Про законные интересы российских граждан нужно сказать особо. Минприроды (которое было ответственно за закон) мимоходом свершило революцию в жилищном законодательстве. Если раньше жильцы оплачивали только сбор и вывоз мусора, то теперь должны будут оплачивать полный цикл, включая утилизацию, обработку и обеззараживание. Этот перечень удивительным образом совпадает с профилем работы регионального оператора. То есть существование монополии, эффективность которой даже гипотетическая никем не просчитана, должны будем оплачивать мы с вами, граждане. Причем по тарифам, которые определяют власти. Хотя раньше была возможность выбора на конкурентном рынке.

Если честно, остается только одна надежда: вдруг антимонопольные органы выиграют суд против применения данного закона в таком виде и тогда федеральные законодатели обратят внимание на то, что они приняли закон, который дает региональным коррупционерам создавать узаконенные монопольные структуры.

 

 

 

 

Поддержите наше СМИ любой посильной для вас суммой – один раз, или оформив подписку с помощью онлайн-кассы. Став подписчиком KozaPress, вы будете поддерживать стабильную работу издания, внося личный вклад в защиту свободы слова.

18+