Убивать уникальный образец инженерной мысли XIX века, сохранившийся на Стрелке в Нижнем Новгороде, – преступление

9672
Убивать уникальный образец инженерной мысли XIX века, сохранившийся на Стрелке в Нижнем Новгороде, – преступление

После окончания Всероссийской выставки 1896 года центральный павильон в отличие от остальных «главнейших» зданий, построенных на средства правительства, не предполагалось снова переносить в какое-либо другое место. Отмечалось, что «перевозка его частей… и восстановление… обошлось бы слишком дорого, и потому, если нижегородское ярмарочное купечество не пожелает приобрести это здание для своих потребностей, оно будет продано на слом». 

В 1897 году Нижнему Новгороду был пожертвован небольшой музыкальный павильон – он находился во внутреннем дворе центрального здания выставки. Вскоре эта постройка была продана за 190 руб. на слом частному лицу – крестьянину Погодину. В 1899 году газеты писали: «Часть внутренней деревянной отделки Центрального здания подарена местной артиллерийской бригаде, а часть – приобретена московским ресторатором Коссовым». Последним, очевидно, был М.П. Косов, которому принадлежал некогда и знаменитый ресторан «Повар» на Нижегородской ярмарке.

Что же до претендентов на собственно металлическое здание, то их также хватало. Судьба павильона интересовала и городскую управу. Нетерпение ее было понятно. Помимо бремени охраны целого ряда выставочных зданий, продолжавших стоять на своих местах, озабоченность была вызвана и тем, что центральное здание занимало 5 десятин городской земли, приблизительно половина которой должна была войти в «сад-парк» (нынешний парк им. 1 Мая). Эта ситуация отмечена на плане Выставочного сада, составленном в 1899 году городским агрономом В.М. Кузнецовым и архитектором Д.А. Вернером. На плане Центральное здание нанесено не целиком, показаны лишь пять его секций с главным входом, ориентированным на Выставочный пруд. Все дело в том, что более дальний участок павильона не относился к парковой зоне, поэтому не интересовал составителей плана, пунктиром обозначивших границу сада на этом месте.

Наконец, в начале 1900 года Центральное выставочное здание приобрела за 115 тыс. руб. одна из старейших пароходных и страховых компаний «Надежда», правление которой находилось в Петербурге. Купила с единственной целью – приспособить павильон под несгораемые товарные склады на Сибирской пристани. Факт покупки как-то прошел мимо местных газетчиков, обычно очень подробно освещавших повседневную жизнь города (вплоть до самых ее мелочей). Лишь в июле 1900 года об этом узнали – со ссылкой на «столичные газеты».   

Замысел новых владельцев был грандиозен: по первоначальному проекту задумывалось выстроить величественное здание, состоящее из нескольких гигантских галерей шириной в 23 сажени [ок.49 м], с крытыми проходами между ними, увенчав все это сооружение «эффектным куполом непомерной вышины». Сугубо утилитарная по своему назначению постройка должна была продемонстрировать «всей Волге» мощь и славу компании.

Тут надо сделать небольшое отступление. К этому времени уже существовали правила о застройке участков казенной ярмарочной земли на Сибирской и Петербургской пристанях. В соответствии с ними все существовавшие здесь ранее склады, по большей части деревянные, заменялись на новые, выполненные из несгораемых материалов. Процесс этот планировалось завершить к 15 июля 1905 года. Пароходчики восприняли сперва правила «в штыки», долго кричали, писали «слезницы» и жалобы. Ничего не помогло – новый губернатор П.Ф. Унтербергер оставался непреклонным. И коммерсанты пошли на попятную – решили строить. В Центральном архиве Нижегородской области сохранилось достаточно большое количество дел о таком строительстве, датированных сравнительно небольшим временным периодом – с 1900 по 1910 годы.

«Типы складов» предоставлялись на усмотрение владельцев пристанских участков. Но вот вести строительство надо было с соблюдением четких требований. Длина новых построек не должна была превышать 40 саж. [85,2 м], ширина 10 саж. [21,3 м], а высота 2 саж [4,26 м]. Интервал между продольными стенами устанавливался не менее 2,6 саж. [чуть более 5,5 м], между поперечными и продольными или поперечными и поперечными стенами – 4 саж [около 8,5 м]. Освещение самих складов и участков между ними допускалось только электрическое. Предъявлялись требования и к другим вспомогательным постройкам – вплоть до «самоварников».

Проект громадного склада «Надежды» нарушал всё, включая «Высочайше» утвержденный в 1899 году план разбивки района Сибирской пристани на небольшие кварталы (именно размерами кварталов были продиктованы габариты построек). Но представители компании самонадеянно посчитали, что в их случае будет сделано исключение, направив ходатайство 14 августа 1900 года на имя П.Ф. Унтербергера. Губернатор отреагировал моментально – ответил категорическим отказом, предоставив компании «право построить несгораемые склады хотя бы в виде дворцов, но не иначе, как согласно требованиям обязательных постановлений».

После этого пыл владельцев поостыл. Они решили выстроить лабазы без всяких «изысков» – в виде металлических каркасов с кирпичными стенами-щеками и под железными крышами. Часть секций Центрального павильона успели перевезти (на Сибирскую пристань вела железнодорожная ветка) еще до начала весеннего паводка 1901 года. Об этом свидетельствует фотография М.П. Дмитриева, выполненная во время разлива рек. Опубликована она была, вместе с пятью другими несколько позднее – в первом (воскресном) номере за 15 июля 1901 года газеты «Нижегородская почта» под общим заголовком «Половодье в Нижнем Новгороде: ярмарка и Нижний Базар под водою» (фотокопии публикации - на кадрах выше и ниже). Газета эта издавалась лишь на время ярмарки. На снимке показаны металлические конструкции в воде, одна – уже в собранном виде. Пейзаж дополняет лодка с гребцом на переднем плане (в Нижегородском архиве аудиовизуальной документации фотография неверно датирована 1899 годом).

Видимо, к 1903 году успели приспособить под лабазы четыре секции – именно столько (попарно, перпендикулярно реке) могли располагаться в границах каждого из кварталов, разбитых под наблюдением ярмарочного архитектора М.И. Кунцевича. У «Надежды» их было два. Места для остальных секций не хватило, поэтому 5 августа 1903 года, доверенный «Надежды» в Нижнем Новгороде И.П. Окунев направил в Нижегородский ярмарочный комитет ходатайство об аренде дополнительного участка. Вскоре последовало подтверждение из Петербурга. В случае положительного решения, участок, «представлявший из себя болото, которое благодаря гниению воды издает сильное зловоние», компания обязывалась осушить и благоустроить.

И компания расширила бы свою складскую зону, не случись банального – дела у «Надежды» пошли настолько плохо, что уже 24 мая 1908 года, «Высочайше» утвержденным положением Совета министров, была создана ликвидационная комиссия, куда передавалось и все ее имущество. Падение фирмы широко освещалось в нижегородской прессе. Затем торговые склады получили новых хозяев…

Такой была история появления на Сибирской пристани фрагментов Центрального павильона Всероссийской выставки 1896 года. Предполагаю, что кадр, опубликованный ниже о жизни пристани, был сделан как раз с одной из секций металлических конструкций.

Последнее, что хотелось бы сказать. На территории Нижегородской ярмарки было выстроено немало примечательных зданий, новаторских для своего времени: железный Бразильский пассаж, первые железобетонные постройки – чайная имени Салазкина, амбулатория имени Титова и др. Наконец, в ходе проведенного исследования возникло предположение, что на Сибирскую пристань могли быть перевезены фрагменты и другого выставочного здания – машинного отдела. Но всё это великолепие исчезло. Как и весь ярмарочный комплекс. А конструкции центрального здания чудом сохранились. Жили неприметно под несуразной оболочкой. Убивать уникальный образец инженерной мысли второй половины XIX века в угоду своеобразно понимаемого «патриотизма» – преступление.

Напомним, пакгаузы и ценные металлические конструкции на Стрелке планируется демонтировать, готовясь к чемпионату мира по футболу 2018 года. При этом следует считать несостоятельными заявления представителей власти о них, что «никаких материалов в архивах не сохранилось и поэтому определить историческую ценность не представляется возможным».

 

Поддержите наше СМИ любой посильной для вас суммой – один раз, или оформив подписку с помощью онлайн-кассы. Став подписчиком KozaPress, вы будете поддерживать стабильную работу издания, внося личный вклад в защиту свободы слова.

18+

Читайте также:

Защитники парка «Швейцария» от застройки продолжают атаковать вопросами мэрию Нижнего Новгорода
Ирина Славина
Число выявленных случаев заражения коронавирусом за сутки увеличилось почти вдвое в Нижегородской области
Ирина Славина
Омолаживающей назвали чиновники обрезку деревьев на Полтавской в Нижнем Новгороде
Ирина Славина