Нижегородцы потеряли возможность быть услышанными, или блицкгриг ВРИО губернатора Никитина

5685
Нижегородцы потеряли возможность быть услышанными, или блицкгриг ВРИО губернатора Никитина

Буквально за пару дней уходящего 2017 года новый губернатор смог отнять у города градостроительные полномочия, поменять систему управления муниципалитетом, внести смуту в ряды «городского лобби» областного парламента, отстранить от управления городом «теневой кабинет». Это победа? Напрашивается другое определение – блицкриг. Кто от этого выиграет? Граждане?

Временной интервал безвластия в городском руководстве продлится недолго. В конце концов, город обретет нового главу. Но вот градостроительные полномочия, похоже, уже не вернут. Да и бороться за них некому. Ведь на последнем заседании городской думы 20 декабря никто из руководителей города, депутатов, представителей администрации ни одним словом не обмолвился о том, что завтра город лишат градостроительных полномочий, за которые так боролись и за которые так ратовали. И в областном парламенте чуда не произошло. На заседании заксобраня даже депутаты «городского лобби» не высказались в поддержку сохранения за муниципалитетами градостроительных полномочий, хотя месяцем ранее на профильном комитете обсуждался вопрос, как вернуть местным властям право распоряжаться землей и последнее, остававшееся у области градостроительное полномочие – по утверждению генплана. Казалось, что до возврата полномочий оставалось лишь рукой подать. Но – не случилось.

То, что стремительно внесенный в законодательное собрание региона 18 декабря и «на ура» принятый 21 декабря закон не дал муниципалитетам возможности обсудить законопроект, выразить свое отношение, демонстрирует в первую очередь неуважение к местной власти. Ведь не было ни одного публичного обсуждения с руководителями на местах. Но в первую очередь от этих изменений потеряли жители города. Ведь раньше самые важные градостроительные вопросы (генплан, правила землепользования и застройки) народные избранники обсуждали публично на заседаниях думы в присутствии журналистов. Соответственно, можно было повлиять на процесс принятия решений. Повестки заседаний, все вопросы известны заранее, можно подготовиться, обратиться к народным избранникам, услышать их доводы. СМИ просвечивали процесс принятия решений буквально рентгеном. В этой ситуации сто раз подумаешь, какое решение принимать. За каждым депутатом – его избиратели. В случае принятия непопулярных решений как максимум можно и не переизбраться, как минимум – испортить себе имидж. 

Теперь все вопросы будут решаться в тиши чиновничьих кабинетов областного правительства. Причем непонятно, кто, где и когда будет принимать окончательное решение и как на него повлиять. В итоге нижегородцы потеряли возможность быть услышанными. Депутаты избираются населением, а чиновники исполнительной власти от мнения жителей не зависят: у них один начальник, что скажет – то и сделают. Классическая ситуация: смена зонирования (с зоны рекреации на застройку) территории Волжской поймы. С момента публичных слушаний (сентябрь 2015) до принятия постановления областного правительства (ноябрь 2016) прошло больше года. О принятии итогового решения стало известно спустя полмесяца, когда итоговое постановление о внесении изменений в генплан было вывешено на сайте.

Практически аналогичным образом три года назад (в декабре 2014 года) буквально одним днем, не дав опомниться, муниципалитеты лишили всех градостроительных полномочий. В этот раз разработчики попытались привнести некую новизну – яркий термин «агломерация», которому дали объяснение: «группа поселений, муниципальных районов, городских округов, имеющих общую границу, объединенных в сложную многокомпонентную динамическую систему с интенсивными производственными, транспортными и культурными связями».

Но при этом толком  не объяснили, почему по пути к созданию агломерации куда-то делись Бор с Балахной, у которых, по мнению чиновников, существует «транспортный разрыв» с Нижним Новгородом. Ведь только что построен новый Борский мост, железнодорожное, автомобильное сообщение работает, та же канатная дорога функционирует в ежедневном режиме. Чем не угодило?

Лишение города всех градостроительных полномочий (за исключением развития застроенных территорий) – большая ошибка.  Тем более, что для их передачи на региональный уровень нет никаких жестких указаний федерального законодательства. Даже текст пояснительной записки дает отсылку только на рекомендательные нормы.

Все 4 федеральные закона, на которые ссылаются разработчики законопроекта, вообще не содержат жестких императивных норм по передаче конкретных градостроительных полномочий с муниципального на региональный уровень. Федеральное законодательство лишь указывает, что законами субъекта может осуществляться перераспределение полномочий между муниципальными и региональными органами – и не более. Ключевое слово – может. Вообще, это диспозитивная норма, не обязывающая немедленно и во что бы то ни стало отнять у муниципалитетов градостроительные полномочия.

Более того, тот же Градостроительный кодекс устанавливает полномочия субъектов и муниципалитетов в области градостроительной деятельности. В соответствии со статьей 8 у городов есть право самим утверждать генплан, правила землепользования и застройки, документацию по планировке территорий, выдавать разрешения на строительство и прочее. Это право можно передавать, а можно и у себя оставить.

Вызывает вопросы и другая часть пояснительной записки, в которой содержатся обвинения муниципалитетов в нарушении градостроительной деятельности. Не поддается пониманию, почему у четырех муниципалитетов отнимают полномочия, а объясняют это нарушениями в работе (некачественной разработкой градостроительных документов) вообще всех муниципальных образований без какой-либо конкретики.

Также лишь голословными обвинениями можно считать тезисы, что муниципалитеты ограничиваются  собственными интересами, не учитывают взаимосвязи с соседями,  и что все это «ведёт к нарастанию негативных тенденций, на появление которых оказывает влияние существующий дисбаланс в возможностях элементов нижегородской агломерации в части инженерной инфраструктуры». Если за этой витиеватой фразой нет конкретных примеров, то вряд ли эти тезисы можно считать веской причиной отъема полномочий.

Если называть вещи своими именами, у города отняли право самим определять свое развитие. По сути  городские власти потеряли контроль за ключевыми направлениями развития города. Новое определение «нижегородская агломерация» больше похоже на темные очки, которые одели на всех нижегородцев, чтобы за этим определением люди не увидели главного: создавать агломерацию можно и не лишая муниципалитеты градостроительных прав. Тем более что у «агломерации» нет единого органа управления, бюджета, полномочий, да и территория окончательно не определена. Поэтому на вопросы: нужно ли так спешно создавать новую конструкцию и зачем при этом  лишать муниципалитеты самостоятельности и полномочий, ответа нет.

Надеюсь, что рано или поздно все вернется на круги своя, и городу вернут градостроительные полномочия в полном объеме. Ведь право самим определять свое градостроительное развитие заложено не только  в Градостроительном кодексе РФ, но и в Уставе муниципального образования. 

Поддержите наше СМИ любой посильной для вас суммой – один раз, или оформив подписку с помощью онлайн-кассы. Став подписчиком KozaPress, вы будете поддерживать стабильную работу издания, внося личный вклад в защиту свободы слова.

18+