Нам нужна подлинная история, а не ее дешевый макет. Даже если это макет в натуральную величину

5209
Нам нужна подлинная история, а не ее дешевый макет. Даже если это макет в натуральную величину

Уважаемый Глеб Сергеевич! Сегодня, в Международный день памятников и исторических мест, мы обращаемся к Вам, чтобы констатировать: несмотря на все заверения властей разрушение Старого Нижнего продолжается, приобретая все более циничные формы.

Так, на днях в Нижнем Новгороде разрушен выявленный объект культурного наследия, один из наиболее интересных памятников нижегородского деревянного модерна – дом №31 по ул. Грузинской. Дом А.Е. Ассоновой – Б.И. Красильниковой был поставлен на государственную охрану 1 ноября 2018 года по предложению общественности. А 16 апреля 2019 года эта общественность узнала, что памятника больше не существует.

Причиной гибели объекта стала не трагическая случайность, халатность или природный катаклизм. Он был уничтожен сознательно, по предварительному сговору группы лиц, которые были хорошо осведомлены о правовом статусе данного здания, осознавали его ценность, словом – прекрасно ведали, что творили.

27 ноября 2017 здание было безвозмездно передано Нижегородской епархии Русской Православной церкви для приспособления под церковно-просветительские нужды. Договор передачи был подписан секретарем епархиального управления протоиереем Сергием Матвеевым. Данная организация заключила договор на производство проектных и реставрационных работ с владимирской организацией ООО «Региональный инженерный центр» (ООО «РИЦ»), руководитель – Юрий Коваль. Так как РИЦ имеет лицензию Министерства культуры РФ на осуществление деятельности по сохранению объектов культурного наследия и доселе обладала хорошей репутацией, представители общественности и профессионального сообщества не опасались за судьбу здания и не вели систематического мониторинга данного объекта. По неизбывной наивности им казалось, что контроля со стороны государственных органов будет вполне достаточно. Однако 15 апреля, войдя на плотно закрытую красочным баннером стройплощадку, они обнаружили, что объект полностью уничтожен, а на его месте ведется сооружение нового здания из пенобетонных блоков. По нашим сведениям, подрядчики намеревались обшить его вагонкой, укрепить на фасадах имитацию исторического декора и объявить «отреставрированным» памятником.  

Таким образом, было совершено преступление, предусмотренное статьей 243 УК РФ – уничтожение выявленного объекта культурного наследия. Мы не готовы сейчас говорить, кто и в какой степени должен понести за него ответственность. В этом должны разобраться органы следствия и суд. Однако мы опасаемся, что никакого эффективного расследования этого преступления не будет. К такому выводу нас подталкивает сложившаяся практика.

Несмотря на огромное число исторических зданий, уничтоженных за последние 20 лет в Нижнем Новгороде, ответственности за вандализм никто так и не понес. Если кто-то и отправлялся под арест, так это защитники Старого Города, встававшие на пути бульдозера. Именно эта атмосфера безнаказанности и привела к тому, что сейчас был почти демонстративно уничтожен находящийся на государственной охране объект. История, совершенно небывалая даже для времен губернатора Шанцева и главы города Сорокина: те, по крайней мере, предпочитали сначала лишать приговоренные здания их охраняемого статуса, избежав таким образом прямого конфликта с уголовным законом. Нынешние же разрушители такими мелочами даже не озаботились. Очевидно потому, что уверены: закон писан не для них. И, кажется, текущая ситуация укрепляет эту уверенность: на момент подписания настоящего обращения уголовное дело не возбуждено, работы по возведению пенобетонного сооружения на месте уничтоженного объекта культурного наследия ведутся с удвоенной силой.

Мы расцениваем совершенное преступление как прямой вызовов курсу на сохранение исторического города, который неоднократно декларировался Вами с момента вступления в должность губернатора. С другой стороны, мы вынуждены констатировать: за истекший год эти декларации так и не вылились в какие-либо практические дела.

Уже год мы регулярно слышим вдохновляющие заявления о проекте редевелопмента ул. Ильинской. Но видим мы, как на Ильинке вырастает чудовищный монстр «Симфонии Нижнего», который обезобразил всю верхнюю часть исторической улицы. Уже полтора года нам рассказывают, что культурное наследие имеет неоспоримый приоритет при разрешении вопросов развития исторической части города. И одновременно за счет бюджетных средств разрабатывается документация, урезающая зоны охраны одной из самых важных градоформирующих доминант Старого Города – собора Александра Невского на Стрелке. Мы слышим о новых планах по сохранению и развитию исторической застройки. Но планы раз за разом остаются планами. За полтора года ни на одном объекте ценной градостроительной среды не начаты реставрационные работы, не начато даже проектирование. Уникальные памятники деревянного зодчества продолжают ветшать и разрушаться. Все, что делается для их спасения, делается исключительно волонтерами в их личное время и за счет их личных средств: заколачиваются окна, навешиваются замки, латаются текущие крыши, обеспечивается охрана объектов от грабителей.

Последний пример: муниципалитет расселили и бросил на произвол судьбы памятник истории федерального значения – дом № 42 по ул. Короленко, последний собственный дом деда Алеши Пешкова Василия Каширина, где будущий писатель жил с 1872 по 1876 год. Когда в здание вошли градозащитники, оно было раскрыто настежь, а внутри уже поработали мародеры: они сняли часть оконных рам, демонтировали отопление, выломали чугунные заслонки из старинной печи, помнящей руки героев романа Горького «Детство», и начали ее разборку с целью добычи изразцов. Разумеется, здание было опять законсервировано волонтерами, – ждать реакции государственных органов означало бы обречь памятник на исчезновение. Мы и дальше готовы работать на благо сохранения историко-культурного потенциала. Но возникает вопрос: зачем же нам, гражданам, нужно такое государство? Зачем нужно «правительство Нижегородской области», которое не может организовать не то что «редевелопмент», а даже нехитрый процесс своевременного приколачивания в нужное место определенного количества гвоздей? Рапортовать нам о планах?

Единственное существенное продвижение, которого удалось добиться – это постановка на госохрану (опять же – по предложениям общественности) нескольких десятков вновь выявленных памятников. Но весь этот крайне важный процесс теряет всякий смысл в условиях, когда власть не может обеспечить этой охраны! Как говорил великий английский юрист Томас Бабингтон Макколей, закон напрасно существует для тех, кто не имеет ни мужества, ни средств его защищать. Очень похоже, что эта фраза как нельзя лучше описывает стиль работы органов охраны памятников, полиции и прокуратуры Нижегородской области. Первые проявляют расторопность и решительность разве что в случаях презентации радужных планов, вторые и третьи – разгона мирных собраний, на которых граждане задают власти неудобные вопросы. Но кажется, мы вправе ожидать от них чего-то большего.  

В связи со сказанным мы просим Вас:

  • заявить свою позицию по факту уничтожения выявленного объекта культурного наследия – дома № 31 по ул. Грузинской;
  • принять меры, чтобы были немедленно приостановлены любые работы на месте уничтоженного объекта вплоть до завершения расследования;
  • дать необходимые поручения, чтобы организация, виновная в уничтожении объекта, была лишена правом распоряжаться земельным участком, составлявшим территорию памятника;
  • добиться наказания виновных в совершении преступления лиц в соответствии с законом, а также взыскания с них компенсации нанесенного городу ущерба в размере стоимости работ по воссозданию объекта в его исторических материалах (деревянный сруб) и технологиях, обеспечив привлечение лучших отечественных специалистов в области реставрации объектов русского деревянного зодчества;
  • создать эффективный механизм для предотвращения данной категории преступлений на территории Нижегородской области.

Напоминаем Вам также, что встреча, обещанная еще год назад градозащитникам, до сих не состоялась. Полагаем, что в настоящее время она актуальна как никогда.
 
Наконец, считаем, что Вы должны гарантировать нижегородцам: порочная практика замены под предлогом дороговизны реставрации подлинных памятников дешевыми новоделами будет осуждена и уйдет в прошлое. В соответствии с законом непременным атрибутом объекта культурного наследия является его подлинность. Нам нужна подлинная история, а не ее дешевый макет. Даже если это макет в натуральную величину.

Открытое письмо подписали:

Станислав Дмитриевский, историк, член Совета общественного движения «Деревянные города»

Марина Чуфарина, юрист, член Совета общественного движения «Деревянные города»

Евгения Джабазян, градозащитник, координатор фестиваля Том Сойер Фест в Нижнем Новгороде

Илья Мясковский, историк

Никита Гамзюль, режиссёр, дизайнер

Наталья Резонтова, журналист

Анна Медведева, библиотекарь

Юлия Борякова, журналист

Ирина Славина, журналист

Ксения Антоненко, библиотекарь

На фото: фрагмент фрески церкви Нижегородского острога, где находился в заключении Максим Горький. Памятник закрыт для свободного доступа и ни к чему не приспособлен.

От редакции: «Коза» содержится исключительно на средства читателей и доходы от рекламы. Поддержать наше СМИ любой посильной для вас суммой можно с помощью онлайн-кассы.

18+

Читайте также:

Получены новые факты, как нижегородский экс-полицейский заработал на поставке почвы для исполнения госконтакта
Ирина Славина
Допрошен эксперт, выводы которого препятствуют Росприроднадзору взыскать 4,3 млн руб. с нижегородской фирмы
Ирина Славина
Нижегородские активисты выступили в поддержку эксперта Удота, арестованного после провокации сотрудницы НТВ
KozaPress