Суд решил, что платежи онлайн нельзя считать подтверждением возврата долга кредитору

12117
Суд решил, что платежи онлайн нельзя считать подтверждением возврата долга кредитору

Можно ли считать платеж должника через личный кабинет или приложение банка в адрес кредитора подтверждением возврата долга? Возможности онлайн коммуникаций и в российских реалиях множество судебных решений, карающих за пост, репост или даже лайк, породили ложную убежденность, что раз «следов в интернете» все публичные действия людей оставляют предостаточно, то документарного, «бумажного» подтверждения финансово-значимым действиям – таким, как возврат долга, – уже не требуется.

Казалось бы, действительно: что есть бумажка и что заверенный самим банком цифровой документ о перечислении сумм, покрывающих размер задолженности в срок, указанный в договоре, от должника кредитору? Если уж и посты в соцсетях становятся основанием для уголовных дел. Но Автозаводский районный суд так не считает. Им создан очень любопытный прецедент классических двойных стандартов. «Что дозволено Юпитеру, не дозволено быку»: если речь не о взаимоотношении госсистемы с вольнодумными гражданами, а о двух равноудаленных субъектах права, в таком случае, оказывается, что с точки зрения суда электронный документ о платеже – это как бы никакой и не документ и ничего-то толком он не подтверждает.

Переходим к фактам. 21 июля 2017 года ответчик взял у истца в долг денежные средства в размере 400 тыс. руб., что подтверждается распиской. Срок возврата денежных средств был определен до 21 сентября 2017 года. До этого дня ответчик частями перечислял денежные средства на банковскую карту истца и был полностью уверен, что погашает долг по расписке.

После перечисления последней суммы ответчик обратился к кредитору с просьбой вернуть расписку, на что кредитор в устном разговоре заявляет об уничтожении расписки.

11 ноября 2019 года Автозаводским районным судом Нижнего Новгорода было вынесено решение по гражданскому делу о взыскании долга, процентов по договору займа, процентов на сумму долга и судебных расходов, которым постановлено взыскать с ответчика в пользу истца долг по договору займа в размере 400 тыс. руб., проценты за пользование чужими денежными средствами за период с 21 июля 2017 года по 11 ноября 2019 года в размере 70 тыс. 827 руб., проценты вследствие уклонения от возврата денежных сумм за период с 22 сентября 2017 года по 11 ноября 2019 года в размере 64 тыс. 635 руб., расходы на оплату услуг представителя – 14 тыс. руб., расходы по уплате госпошлины – 7 тыс. 472 руб.

А что если суд прав? Чтобы вникнуть в ситуацию, предположим, что платежи должника кредитору, о чем есть электронные документы, созданные в личном кабинете, не являются событиями возврата долга. Суд ссылается на то, что суммы, перечисленные ответчиком на счет истца (банковскую карту) в юридически значимый период не позволяют идентифицировать перечисленные денежные средства как возврат заемных средств по договору займа: «ответчик взял у истца денежные средства в долг сроком до 21 сентября 2017 года, расписка не содержит обязательств по возврату долга частями в срок до 21 сентября 2017 года, таким образом, ответчик, как посчитал суд, обязался возвратить долг в размере 400 тыс. руб. единовременным платежом 21 сентября 2017 года».

Между тем, согласно законодательству, если долговой документ не содержит обязательств по единовременному возврату денежных средств, то сумма долга может быть возвращена частями (в расписке не было ни единого упоминания о возврате единым платежом).

А может ли серия платежей от должника кредитору быть чем-то еще кроме возврата долга? Оплатой услуг? Предположим, что кредитор оказывает некие услуги (например, платные курсы повышения квалификации) и должник решил закупить их. Как раз набрав этих услуг ровно на сумму своего долга и оплачивая их как раз в тех временных границах, когда он, по условиям договора, должен был погасить долг. Возможная ситуация? Возможная. Но если кредитор не уплатил с этих сумм налог и не вправе оказывать платные услуги лично (не зарегистрирован как предприниматель), значит, он сам нарушает закон – ведет незаконную предпринимательскую деятельность. И это уголовное правонарушение.

Получается, что некий платеж от одного физического лица другому физическому лицу без факта уплаты с него налога получателем, если к этому платежу нет вопросов у закона, и может быть только возвратом долга (скажем, одна мамочка внесла в попечительский совет класса некую сумму за другую мамочку, а та ей перечисляет такой долг). Во всех подобных случаях перечисление через личный кабинет и будет возвратом долга – и ничем иным.

Но, как выяснилось, Автозаводский суд не готов соглашаться с такими доводами. Платеж, решил он, от одного гражданина другому гражданину может быть, чем угодно. Такая трактовка создает еще одну порцию «мутной воды», в которой удобно «ловить рыбку». Разнонаправленность, вариативность правоприменения, позволяющая всевозможные маневры в пользу влиятельных лиц или в пользу государства (трактуемого с легкой руки этих самых влиятельных лиц) – явление, которое, к сожалению, так распространено в официальных правовых институциях.

На решение Автозаводского суда подана жалоба. Она уже три месяца пылится в канцелярии суда и по невыясненным обстоятельствам никак не может добраться до суда субъекта Федерации (облсуда).

Поддержите наше СМИ любой посильной для вас суммой – один раз, или оформив подписку с помощью онлайн-кассы. Став подписчиком KozaPress, вы будете поддерживать стабильную работу издания, внося личный вклад в защиту свободы слова.

18+

Читайте также:

Семьсот миллионов рублей выделено на капремонт медучреждений Нижегородской области
KozaPress
Юрист нижегородской фирмы оштрафован за собрание учредителей во время «режима самоизоляции»
KozaPress
Мэрии Нижнего Новгорода рекомендовано пересчитать выкупную стоимость квартир дома на Менжинского
KozaPress