Нижегородка, застреленная мужем на глазах шестилетней дочери, до своей гибели тщетно просила защиты в различных инстанциях

75953
Нижегородка, застреленная мужем на глазах шестилетней дочери, до своей гибели тщетно просила защиты в различных инстанциях

История о том, как нижегородец Вячеслав Тимофеев на глазах шестилетней дочери застрел свою жену Татьяну, не желая давать ей развод, а потом из того же оружия застрелился сам, стала на днях в местных СМИ главной новостью в рубрике «Происшествия». Однако трагедия этой отдельно взятой семьи выходит далеко за рамки «бытовой драмы», являясь наглядным следствием тех процессов, которые сегодня происходят в российской системе правосудия. Полгода до своей гибели Татьяна Тимофеева пыталась найти поддержку и защиту во многих инстанциях, обращаясь в суд, Следственный комитет и инспекцию по делам несовершеннолетних. И боялась Таня не столько за себя, сколько за здоровье и жизнь своей маленькой дочки.     

Мы не будем рассказывать длинную историю знакомства, свадьбы и нескольких лет брачной жизни семьи Тимофеевых, а начнем с того, что в феврале 2020 года, устав от многолетних телесных и психологических истязаний Вячеслава в отношении себя и своей дочери, Татьяна ушла от мужа. Именно этот шаг женщины стал роковой точкой отсчета.

После ухода Татьяны с дочерью Вячеслава, ранее практически не интересовавшегося ни женой, ни воспитанием ребенка, как подменили. Посты-«простыни» в соцсетях с признаниями в любви, словами покаяния, длинными поэмами собственного сочинения и мимишными фоточками были лишь внешней стороной предпринимаемых действий по возвращению «беглянок». Помимо этого, в ход шли звонки знакомым с требованием уговорить Татьяну вернуться домой, переходящие в прямые угрозы в случае неоказания содействия.

 «Слава меня выслеживал, вставал на колени, ложился под мою машину, требуя «образумить» Таню. Он действительно псих», – говорит близкая танина подруга Ольга. – Он угрожал убить Таню, резал ей колеса на автомобиле, а однажды подкараулил ее в подъезде и избил. Таня несколько раз вызывала полицию. Славу забрали, потом отпустили. В полиции должны быть все данные об этих случаях».

А вот по отношению к дочке Тимофеев вел себя по-другому. По-другому, но тоже жутко. От текста сообщений, что писал Вячеслав малышке, становится не по себе. Вот, например, одно из вечерних смс: «Милый мой малыш! Шлю тебе горячий привет и целую тебя нежно в твои очаровательные щечки! Люблю тебя всю» Каждый твой сантиметр тела хочу расцеловать нежно-нежно, чтобы мурашки побежали от удовольствия у тебя. […] Ты сказочный ребеночек! Главное всегда помни, что я тебя очень люблю и никогда не предам, и не брошу».

Ко дню рождения дочки Вячеслав заказал именинный торт в виде кроваво-алого сердца, выполненного в анатомическом виде, сопровождавшийся надписью: «Мое сердце в ваШШШШих коготках».

Вопрос, кто из нижегородских кондитеров взялся за выполнение подобного заказа, оставим за кадром.

На фоне подобного формата общения с отцом и учитывая тяжесть семейного бэкграунда, у девочки начались проблемы психопатического плана. Специалисты Государственного консультативно-диагностического центра по охране психического здоровья детей и подростков диагностировали у девочки целых «букет» расстройств. (Копия медицинского заключения имеется в распоряжении KozaPress.)

В начале декабря Татьяна обратилась в Следственный комитет. Вот что она написала своей подруге после визита в СК: «[…] сказали, что принять заявление не могут…Расследование ведут путем общения с ребенком. Сказали, что затаскают тогда по экспертизам, дознаваниям, и это на ней же может плохо отразится…».

После СК Татьяна поехала в инспекцию по делам несовершеннолетних, полагая, что уж там-то она точно найдет защиту. Но сотрудники инспекции сначала тоже не хотели связываться.

Из сообщений Татьяны Тимофеевой подруге вечером 7 декабря (скриншоты переписки имеются в распоряжении KozaPress):

«Я поехала в инспекцию по делам несовершеннолетних, там примерно то же самое. Отфутболивают в Следственный комитет. Сказали, что смс спорные, он может сказать, что ничего такого не имел ввиду, конкретики нет, к делу не пришьешь. Им надо, чтобы было написано «сними трусики» или «давай я тебя поцелую в […]».

«В итоге в инспекции приняли заявление, но сказали, что перенапраят в прокуратуру».

«Раз факта совращения не было, значит всё ок. Сидим и ждем, когда будет. Это их логика».

Между тем, в Сормовском районном суде с июля рассматривается дело о разводе супругов Тимофеевых и определении места жительства ребенка, рассказала «Козе» подруга Татьяны, выступавшая свидетелем на последнем судебном заседании. По словам подруги, Вячеслав сначала требовал, чтобы дочь жила с ним, потом изменил требование на «три дня в неделю с ночевкой». Татьяна категорически возражала против «ночевок».

«Таня и ее адвокат несколько раз ходатайствовали о назначении судебной психиатрической экспертизы. Не знаю, чем руководствовалась судья Савельева, но в экспертизе она отказывала», – рассказывает подруга Татьяны.

Теперь судье Савельевой уже не надо будет решать, с кем из родителей будет жить ребенок: с папой, совладельцем детского футбольного клуба, или мамой, создававшей авторские платья из натуральных материалов под собственным брендом на основе фамилии мужа. Ни мамы, ни папы уже нет в живых.

В настоящее время девочка находится в приюте, откуда ее пытаются вызволить мама и брат Татьяны. Пока безуспешно.

 

Поддержите наше СМИ любой посильной для вас суммой – один раз, или оформив подписку с помощью онлайн-кассы. Став подписчиком KozaPress, вы будете поддерживать стабильную работу издания, внося личный вклад в защиту свободы слова.

18+