Влезая в грибной бизнес, мы провели серьезное маркетинговое исследование во Франции, но забыли про родной Борский район

1756
Влезая в грибной бизнес, мы провели серьезное маркетинговое исследование во Франции, но забыли про родной Борский район

Меня жена ругает меня за то, что я всегда рассказываю только истории неудачных проектов. То лопнувшие кондомы, то взорвавшиеся ессентуки. Она неправа. Все бизнес-кейсы, описанные мной, на самом деле, очень счастливые. Чего не скажешь о моих врачебных воспоминаниях. Вот там часто случались трагедии, от которых хотелось бы предостеречь читателя. Поэтому продолжу повествовать о бизнесе.

Вот, например, история о грибах. То, что все остались живыми и здоровыми, – разве не приятное чудо?

90 годы прошлого века. Уже существуют довольно развитые бизнесы, несколько работающих банков, первые иностранные консультанты, привлеченные молодым губернатором Борисом Немцовым. У меня уже была оптовая фармацевтическая компания и несколько аптек. Команда сформировалась по-настоящему отличная, каждый из нас – от шофера до старшего менеджера – был настоящей личностью. Все были на «ты», многие сдружились между собой, некоторые влюблялись, сформировав крепкие семьи.

Однажды мне позвонил кто-то из начальства НБД банка, руководимого тогда Бревновым. Вопрос, говорят, такой: у нас работает консультант из Европейского Банка Реконструкции и Развития, француз. Выручите, мол, нас хотя бы в ближайшее выходные: возьмите его с собой на ваш традиционный пикник в лесу.

А мы, действительно, часто выезжали всей фирмой в лес попить винца, пожарить шашлыков, пообщаться. Проблема с французом у банкиров была в том, что никто в банке не говорил на иностранных языках, а в выходные брать переводчиков им не хотелось.

Я согласился. Жан-Пьер оказался невысоким крепким мужиком, не выпускавшим изо рта сигареты Gitanes, голубоглазым и светловолосым. Он выглядел простым и общительным человеком и быстро познакомился в автобусе с моими ребятами. Мы поехали куда-то в глушь Борского района, забрались черт знает куда. Выгрузились, налили по первой. Потом разбрелись по лесу.

Грибов в лесу было море. Жан-Пьер просто обалдел, когда увидел впервые в жизни, что такое грибной год. Особенно уродились белые грибы. Их было несметное количество. Вот тут-то он мне и предложил бизнес. Давай, говорит, организуем поставки белых грибов (он называл их по-латыни bolétus) во Францию. Мы озолотимся, был уверен Жан-Пьер.

Смотри, горячо говорил он, размашисто жестикулируя и куря одну gitanes за другой. Мы будем закупать грибы у населения по доллару за кг, а во Франции любой консервный завод примет их по 20 долларов. Доставка – это ерунда: наймем польских дальнобойщиков на рефрижераторах. Горячиться не будем, подготовимся в течение года и на будущий сезон стартуем.

Ну кто ж против? Я ж не дурак, я за.

Весь будущий год мы готовились. Например, я поехал во Францию знакомиться с производством. Посетил завод, где принимали замороженные грибы и перерабатывали их в консервы или сушили, или как-то иначе подготавливали к сбыту. Все это произвело на меня неизгладимое впечатление. Пахло трюфелями, bolétus и хорошими барышами.

Ближе к сезону началась конкретная подготовка. Мы арендовали в Щербинках на Ларина холодильные низкотемпературные боксы, стали формировать команду ребят, которые в лесах будут скупать у населения грибы. Этим занялся мой племянник со своими верными друзьями.

Жан-Пьер был на ежедневном контакте из Парижа. Он принял решение прислать в Нижний Новгород эксперта по грибам, который много лет занимался этим делом во Франции. Его задачей должна была стать приёмка грибов в холодильнике.

Наконец, ближе к августу, прибыл эксперт. Это был высокий худощавый мужчина, похожий на молодого Бориса Пастернака, одетый в джинсы и клетчатую рубаху. Он говорил по-русски неплохо, но с выраженным французским акцентом. Звали его Бодуин де Витт. Он был «российских» кровей (из балтийских немцев). Утверждал, что происходит из семьи графов Витте и является потомком Сергея Витте – председателя Совета министров Российской империи. Его семья была родственна всем королевским семьям Европы и, как сказал мне Жан-Пьер, Бодуин был постоянным участником закрытых королевских вечеринок. Кстати, с Жан-Пьером они познакомились на приеме в Российском посольстве.

Жан-Пьер бывал у него в поместье во Франции. Это был замок, где для гостей были приготовлены фешенебельные спальные комнаты в бывшей конюшне. Ещё Бодуин собирал коллекцию старых самолётов «на ходу», которые тоже хранились у него в замке. Его семья разбогатела на поставках тканей для французской армии. Несколько лет назад Бодуин заболел саркомой позвоночника и перенес несколько операций. Смертельный диагноз поменял его жизнь, и он решил заняться грибами, ведя простую жизнь. Так он оказался у меня в фирме на улице Краснофлотской. (Замечу в скобках, что мы потом встречались с Бодуином в Париже в невероятно крутом мясном ресторане. Он примчался к нам с Жан-Пьером на мотоцикле в кожаной куртке, припарковав свой Harley-Davidson возле входа. Отличный мужик).

Итак, сезон грибов приближался. На рынках появились первые торговцы. Приехал из Франции Жан-Пьер, Бодуин тоже был готов. Первый десант и первый холодильник были отправлены в лес. Саша Кирнус руководил десантом. Мы приняли решение начать с закупочной цены, допустим, в 1,5 доллара за кило (цены условны, так как все слишком много раз менялось и уплыло из памяти). Жан-Пьер и я сидели в офисе.

Вдруг часов в 11 утра раздался вежливый стук в дверь офиса. Вошёл хорошо одетый, подтянутый молодой мужчина. Гладко выбритый, с хорошими манерами и модным галстуком. Спросил меня. Вежливо попросил уделить ему несколько минут. Я пригласил его в свой закуток, где в кресле сидел довольный Жан-Пьер.

Молодой человек назвался каким-то именем и сказал спокойно: «Мы советуем вам сообщить своим представителям в лесу прекратить закупку грибов у населения. Временно, до окончания переговоров. В противном случае мы не можем гарантировать безопасность ваших людей и сохранность нанятого транспорта. Мы предлагаем встретиться в ресторане в Пушкинском садике и обсудить детали».

Молодой человек был вежлив, спокоен и убедителен. Я перевел его предложение Жан-Пьеру. Стало ясно, что мы затронули чьи-то серьезные интересы, и, похоже, наши люди находились в опасности.

Уже не помню, как, но мы сообщили ребятам в лесу о приостановке проекта. По пейджеру, вроде бы. Саша мне перезвонил из какой-то деревни и спросил, что делать с уже закупленными грибами. Я спросил у молодого человека про уже закупленные грибы. Он не возражал, чтобы их привезли в Нижний

Потом состоялась встреча в ресторане. Она была вполне дружественная, но в ходе встречи выяснилось, что вариантов нашей самостоятельной деятельности не существует вовсе. Это была команда, которая уже несколько лет скупала все грибы в Нижегородской и окружающих областях с целью импорта их в одну из европейских стран. Они монополизировали рынок и ни одного гриба на сторону отдавать не собирались.

Что же нас выручило и сохранило жизнь и здоровье ребят и иностранцев? Думаю, причиной лояльного отношения грибных бизнесменов к нам был просто невероятный для тех времен уровень наших наивности и идиотизма. Ну смотрите сами: залезть в лес без «крыши», покупать грибы у населения по откровенной завышенной по сравнению с их закупочной, цене, отправить в лес родственников без охраны, привезти в Россию члена королевской семьи… Ну и тому подобные глупости. Мы провели серьезное маркетинговое исследование во Франции, забыв про родные Борский и Городецкий районы.

Короче, мы расстались с коллегами-грибниками после вкусного обеда добрыми товарищами. Жан-Пьер, прогуливаясь по грязным дорожкам Пушкинского садика, что-то бормотал себе под нос. Я слышал только обрывки фраз «o my God!» и «never!». Ну и «merde», конечно.
На этом грибной сезон для нас закончился. Сотрудники моей фирмы еще некоторое время ежедневно употребляли в пищу грибные блюда. К счастью, грибов было собрано немного.

P.S. О том, что грибной бизнес и в те времена был делом непростым, можно было узнать тогда из газет. Например, я вскоре прочитал в газете, что в ходе конкурентной борьбы между несколькими фирмами оказались сожженными пара рефрижераторов в лесу около Горьковского моря...
 

 

Читайте также:

Максимов возглавил Нижегородскую межрайонную природоохранную прокуратуру
Ирина Славина
ЕЦМЗ закупил без конкурса рыбу на 16,2 млн руб. для школ Нижнего Новгорода
Ирина Славина
Условный срок наказания за незаконную торговлю оружием получил экс-инспектор Нацгвардии в Нижегородской области
KozaPress