Нижегородские силовики «вырубили под корень» успешный бизнес Ельшана Абдуллаева

5984
Нижегородские силовики «вырубили под корень» успешный бизнес Ельшана Абдуллаева

В то время как Президент РФ постоянно заявляет о недопустимости силового воздействия на бизнес, на севере Нижегородской области полтора года продолжается прессинг в отношении уренского предпринимателя Ельшана Абдуллаева, который на заболоченных таежных делянках умудрился построить успешный лесозаготовительный бизнес. Правда за то время, пока предприниматель бьется в неравной схватке с «правосудием», от некогда передового предприятия со штатом в 70 человек, собственным парком спецтехники и многомиллионным ежемесячным доходом, остались только пустые склады, пустые расчетные счета и такое же пустое штатное расписание.

В отношении предпринимателя Ельшана Абуллаева было возбуждено 22 уголовных дела, объединенных в одно производство. Ему инкриминируется 11 эпизодов по ч.3 ст. 260 УК РФ (Незаконная рубка лесных насаждений) и ч.3 ст. 191.1 УК РФ (Хранение и перевозка древесины, добытой незаконным путем). Сам предприниматель из этих полутора лет «силового катка» 4 месяца провел в СИЗО и 8 месяцев под домашним арестом. Вся спецтехника предприятия была изъята как орудие преступления. Включая приобретенные буквально за месяц до первого обыска харвестер и форвардер общей стоимостью 63 млн рублей.

Не добившись справедливости на районном и областном уровне, предприниматель написал десятки жалоб «наверх» – и в Генеральную прокуратуру РФ, и в Следственный комитет России, и губернатору Нижегородской области, а также целых пять обращений к Президенту, включая открытое письмо на KozaPress.

После публикации в «Козе» с Ельшаном Абдуллаевым связался Уполномоченный по правам человека в Нижегородской области. После беседы с предпринимателем и почти месячного изучения документов из ведомства пришел официальный ответ: «Доводы защиты об отсутствии состава преступлений по вмененным статьям полагаем обоснованными». Уполномоченным Оксаной Кислицыной также направлено обращение начальнику ГСУ ГУ МВД России по Нижегородской области: «Просим проверить обоснованность действий следователя, в случае согласия с нашими доводами – прекратить уголовное преследование». (Копия документа имеется в распоряжении KozaPress).

Кроме того, пришел ответ из областной прокуратуры, получившей, в свою очередь сообщение из Генеральной прокуратуры о том, что срок предварительного следствия заместителем начальника следственного департамента МВД России продлен до 26 января 2021 года.  «При таких обстоятельствах оснований для принятия мер реагирования… не имеется»,  сообщил начальник управления по надзору за уголовно-процессуальной и оперативно-розыскной деятельностью прокуратуры Нижегородской области Чижкин Д. В. (Копия документа имеется в распоряжении KozaPress).

Редакция «Козы» связалась с сотрудниками предприятия, в домах которых также прошли обыски по делу Ельшана Абуллаева, и попросила рассказать подробности дела.

«До августа 2019 года работа шла полным ходом. Строились сушильные камеры, закупалось оборудование, покупалась лесная техника. Привлекались серьезные кредитные ресурсы. Предприятие не просто твердо стояло на ногах, оно развивалось! Я даже подумать не мог, что нас могут вот так запросто взять и объявить преступниками», – говорит исполнительный директор Евгений Шилов. – Ни о какой незаконной вырубке лесных культур речи и быть не могло! Все действия проводились согласно проекта освоения лесов на арендованном участке. И всегда – всегда! – проводилось лесовосстановление. Мы же сами здесь живем, хочется, чтобы природой так же могли пользоваться наши дети и внуки».

«После обыска на одной из производственных баз ближе к ночи ко мне в квартиру, вырвав с корнем ручку входной двери и напугав моих несовершеннолетних детей, вломилось 6 человек: 4 сотрудника Уренской полиции (Титова В.С., Титов А.И., Смирнов А.Ю., Морозова И.А.) и двое понятых.  Постановление суда на обыск у них отсутствовало, – вспоминает юрист предприятия Елена Квашнина. – Объяснив, что они ищут ключи от лесозаготовительной техники, документацию от нее и черновую документацию по заготовке древесины, предложили выдать все это добровольно. Ввиду того, что ничего из требуемого у меня не было, приступили к обыску. В квартире было перевёрнуто все, вплоть до кастрюль, детских кроватей и игрушек. По квартире ходили в обуви, с которой кусками сыпалась глина -видимо прямо из делянки ко мне приехали. На мой вопрос, кто все это будет прибирать, Титов ответил: «Мы точно не будем». Ближе к завершению обыска подтянулся заместитель начальника местной полиции Смирнов В.А. В результате обыска были изъяты ключи от всех помещений рабочей базы Урене и личные флешки. Данные предметы до настоящего времени мне не вернули».

После обыска Елена Квашнина обратилась на горячую линию областного ГУВД с жалобой на незаконные действия сотрудников полиции.

«Месть за этот звонок не заставила себя ждать, на следующее утро приехали сотрудники полиции из Нижнего Новгорода, и женщина-следователь из города Ветлуги и вынесли все из моего рабочего кабинета, начиная с документов и оргтехники и заканчивая опять личными флешками,  продолжает Елена Квашнина.  Когда я спросила про ночной обыск при детях, следовательница возмутилась: «Что вы всегда прикрываетесь детьми?». В этот же день меня доставили в Уренский суд, где прокурор, спокойно глядя мне в глаза, также заявил, что действия сотрудников полиции абсолютно правомерны, поскольку закон не запрещает проводить обыск в ночное время и в присутствии несовершеннолетних детей. Постановлением судьи Зорина А. П. обыск был признан законным». (Копия документа имеется в распоряжении KozaPress).

Спустя несколько дней Елена Квашнина получила официальный ответ на свое обращение на горячую линию ГУВД: начальник межмуниципального отдела МВД России «Уренский» Горбатенко А. В. сообщил, что согласно судебного постановления обыск признан законным.

«Во время обыска полицейские действовали согласно чьим-то указаниям», – уверена Елена Квашнина. – Они периодически выходили из помещений, разговаривали по телефону, докладывали обстановку, получали дальнейшие указания и продолжали дальше».

По словам юриста предприятия, изъятие всех лесозаготовительных комплексов происходило в ночное время, видимо для психологической убедительности. «То, как вели себя полицейские, иначе как беспредел не назовешь, – считает Елена Квашнина. – В качестве понятых из местного техникума студенты группами снимались с занятий. Сотрудники полиции были абсолютно уверены в безнаказанности».

Как отмечает исполнительный директор, во время проведения обысков полицейские не вели фото- и видеофиксацию, выхватывали у людей телефоны, не давая связаться с адвокатом, заламывали им руки.

«После изъятия техники работать было невозможно. Не было доступа к расчетному счету, чтобы заплатить сотрудникам зарплату. Люди, естественно, вынуждены были увольняться… Предприятие практически полностью уничтожено... – говорит Евгений Шилов.

«За все время этого прессинга наше районное руководство ни разу не поинтересовалось, чем вообще дышит обезглавленное предприятие, а ведь раньше с любым вопросом по финансированию каких-либо мероприятий бежали к нам. Как расценивать такое безразличие, я не знаю», – разводит руками Елена Квашнина.  

Пока идет следствие, в мае текущего года у Абдуллаевых закончился 10-летний договор аренды одного из двух лесных участков. Несмотря на первоочередное право на заключение договора на новый срок, региональный департамент лесного хозяйства прислал предпринимателю отказное письмо за подписью заместителя директора Леонтьева Э.В.  В качестве основания для отказа указан соответствующий приказ директора ведомства Воробьева Р. А., в котором, в свою очередь, в качестве причины отказа называется «несоблюдение условий, предусмотренных п.3,4 ч. 2 ст. 74 Лесного кодекса РФ». (Копии документов имеются в распоряжении KozaPress).

Согласно вышеперечисленных пунктов у арендатора должны отсутствовать случаи нарушения условий ранее заключенного договора. Учитывая, что не только у предпринимателя во время обыска были изъяты все документы, но и в лесничестве, то в настоящее время запросить копии документов невозможно нигде, кроме, собственно, самих следственных органов. Но, как известно, эти органы никаких копий никому не выдают.  

В минувшую пятницу, 20 ноября, Нижегородский арбитражный суд, рассмотрев иск предпринимателя к департаменту лесного хозяйства Нижегородской области, вынес решение об отказе в удовлетворении заявленных требований. Ельшан Абдуллаев не сдается – следующим этапом будет подача апелляции во Владимирский Арбитраж.

«Нас уже вырубили практически под корень, но сам корень мы вырубить не дадим. Мы вернем свою технику, вернем делянку. Мы снова поднимемся, несмотря ни на что. Мы многое в своей жизни пережили, переживем и это», – уверен предприниматель.  

P.S. Просим читателей найти несколько минут для просмотра видеосюжета, чтобы своими глазами увидеть, каким было предприятие Ельшана Абдуллаева еще несколько лет назад…  

Поддержите наше СМИ любой посильной для вас суммой – один раз, или оформив подписку с помощью онлайн-кассы. Став подписчиком KozaPress, вы будете поддерживать стабильную работу издания, внося личный вклад в защиту свободы слова.

18+