Экс-полицейскому Белову пытаются «впаять срок» несмотря на «белые нитки» в деле

3656
Экс-полицейскому Белову пытаются «впаять срок» несмотря на «белые нитки» в деле

На днях Президентом России Владимиром Путиным утверждена стратегия антинаркотической политики России до 2030 года, согласно которой вопросы борьбы с нелегальным оборотом наркотических средств отнесены к национальной безопасности. На фоне всего этого в Нижнем Новгороде автору эффективной методики выявления и пресечения наркопреступлений, осуществляемых через Интернет, экс-полицейскому Вадиму Белову сейчас пытаются «впаять» тюремный срок, несмотря на оправдательный приговор присяжных и «белые нитки» самого уголовного дела.

Методика, которую разработал «краснодипломник» Белов, занимавший в свои 28 лет при капитанских погонах должность подполковника в главке, позволяет вычислять не только наркокурьеров, но выйти на лаборатории по изготовлению наркотических веществ и даже «бенефициаров». Кому-то, видимо, совсем не хочется такой прозрачности наркобизнеса. Особенно в свете вышеупомянутой антинаркотической стратегии, в рамках которой предполагается блокировка любых счетов/вкладов лиц, подозреваемых в причастности к незаконному обороту наркотических средств.

«Дело Белова» длится почти 2 года. В декабре 2019 года в нижегородских СМИ прогремела новость о дерзком преступлении – в покушении на сбыт наркотиков в особо крупном размере обвинялся заместитель начальника одного из отделов Управления по контролю за оборотом наркотиков ГУ МВД России по Нижегородской области, капитан Вадим Белов. Вкратце хронология дела выглядела так: обвинение Белова – единогласное оправдание Белова судом присяжныхотмена оправдательного приговора областным судом по апелляции стороны обвинения.

Учитывая, что в России количество оправдательных приговоров не превышает 1%, оправдание Белова судом присяжных было похоже на фантастику. Но, как известно, «правоохранители» не любят такие повороты сюжета в собственном фильме.

Обвинение в отношении Вадима Белова строилось на фундаменте из трех «кирпичей», связанных «белыми нитками».   

Кирпич № 1: «белониточные» показания наркозависимого Макса С.

Наркозависимый с 15-летним стажем по имени Максим, работающий «закладчиком», был задержан сотрудниками полиции во время, так скажем, рабочего процесса. И после «разговора по душам» с сотрудниками органов этот самый Макс С. вдруг поведал о том, что он еще помогает в хранении крупной партии (более 2 кг) синтетических наркотиков не кому иному, как капитану Белову. И якобы именно для этих целей Макс организовывал свой собственный интернет-магазин по сбыту наркотиков LO-NN (название изменено). Почему Макс С., уже, к слову, имеющий судимость, решил рассказать оперативникам не детали того эпизода, по которому его, собственно, задержали, а о своей причастности к совершенно другому, более тяжкому преступлению, которое может добавить ему лет 15 лишения свободы, остается загадкой.

На суде Макс С. показал, что он общался с Вадимом Беловым по телефону, SMS и в менеджере Telegram. Указанный номер, по которому якобы шло общение, действительно на протяжении многих лет использовался Беловым, причем именно этот номер значился в полиции как способ связи с Беловым во время его дежурства. Возникает закономерный вопрос: как мог опытный оперативник так опрометчиво вести переписку по преступной деятельности, не стесняясь в выражениях и нисколько не шифруя свои слова, да еще со своего «официального» телефона? Да еще при этом, со слов того же Макса С., учить «подельника» регулярной смене номеров в целях конспирации.  

Кстати, диск с видеозаписью осмотра подвала, где якобы Макс С. по распоряжению Белова укрыл более 2 кг «синтетики» оказался пустым. Это было установлено судом при осмотре дисков, но до сведения присяжных данный факт почему-то не довели.

Впоследствии Макс С. заявлял, что его «чистосердечное» признание являлось следствием давления оперативников, которые обещали ему за это скостить срок, но во внимание эти заявления приняты не были.

Кирпич № 2: «белониточные» скриншоты

По словам Макса С., для своей безопасности делал скриншоты своей переписки на «наркотическую» (как Макс сам ее назвал) тему. Не будем задаваться вопросом, как подобная «перестраховка», по его мнению, должна была обеспечить безопасность, а коснемся лишь откровенных нестыковок.

Макс С. был задержан 9 марта 2018 (как он сам сообщил суду, не позже 9 часов утра), сотрудники полиции сразу же забрали у него мобильный телефон, заковали в наручники, забрали ключи от жилища и поехали туда производить обыск. Участники обыска, допрошенные в суде, сообщили, что они очень тщательно проверяли всё и изымали даже обрывки бумаг с какими-либо записями, полагая, что это могло оказаться доказательствами преступной деятельности по наркосбыту. 

Через 4 месяца после обыска Макс С. – снова внезапно! – вспоминает, что у него, оказывается, есть скриншоты телеграмм-переписки с Беловым. Полицейские снова идут в жилище Макса и – о, чудо! – на самом видном месте, на телевизионной тумбе вместо, собственно, ранее стоявшего там телевизора находится чемодан, а в нем – бинго! – лежат те самые скриншоты.

Как мог появиться чемодан с распечатками скриншотов на месте телевизора, если фотофиксация первого обыска четко задокументировала состояние комнаты и всех находящихся на тот момент вещей и предметов мебели. И никакого чемодана там не было и в помине.

В суде сотрудники полиции так и не смогли вспомнить, у кого же хранились все это время ключи от жилища Макса С. и кто конкретно из них открывал/закрывал двери.  

Сами скриншоты также вызывают немалые сомнения. Со слов Макса С. скриншоты он распечатал где-то в районе Московского вокзал (конкретное место он так и не смог вспомнить) за 1,5 руб./лист. Всего было распечатано 16 листов, и, пока их распечатывали, Макс С., по его словам, выходил покурить.

Кстати, за цену в полтора рубля за лист Максу С. не только распечатали скриншоты, но и пронумеровали на принтере каждую станицу. Представляете, какой великолепный сервис в неизвестном месте на Московском вокзале?

Но все вышеперечисленное меркнет перед тем, что распечатанные скриншоты отражают переписку Макса С. с неким «Вадимом». Ибо именно так отражается собеседник Макса С.  в этой переписке, никакого номера телефона в скриншотах не отображено.

Кирпич № 3: «белониточная» переписка

Планшет наркозависимого Макса С. попал в руки следствия он попал от его подружки, которую для удобства повествования назовем Наташей, 16 апреля 2018 года с период с 18.05 до 18.25 (по данным протокола выемки), но следователь К. совершенно загадочным образом осмотрел его еще утром 16 апреля 2018 года с 09.05 до 09.30 (по данным протокола осмотра).  

Но и это не единственная странность. Когда планшет изъяли, то упаковали его в бумажный конверт, а когда стали его осматривать, то он оказался в полимерном пакете (по данным записей следователя). Планшет оказался сломан и его невозможно было включить – к такому заключению пришел эксперт ФСБ, но несмотря на это эксперту удалось скопировать на компакт-диск пользовательскую информацию. Позже, изучая «записанный» диск, следователь «найдет» те самые скриншоты Telegram-переписки, которые распечатает и приобщит к делу.

В суде прокурор ознакомит присяжных с этими распечатками, только присяжные не будут знать, что в ходе судебного заседания в отсутствие присяжных стороны и суд пытались посмотреть содержимое диска, но их старания были тщетные – диск был совершенно пуст.

Белов также пояснит суду, что он много раз требовал при ознакомлении с делом показать ему те файлы, которые «обнаружил» следователь на компакт-диске. Судья Ленинского районного суда Людмила Шелутинская сначала согласилась предъявить диск присяжным, но как только выяснилось, что «главные» доказательства – скриншоты, с таким торжеством зачитанные присяжным, появились в деле с пустого компакт диска (0 килобайт), в ознакомлении присяжных с диском было отказано. При этом госпожа Шелутинская сочла такие «доказательства» законными.

На распечатках скриншотов видно, что собеседник Макса под именем «Вадим» последний раз был в сети 10 марта в 20.29. Получается, что скриншоты были сделаны спустя 1,5 суток после задержания Макс С. и изъятия у него мобильного телефона. Повсюду загадки, читай «белые нитки».

Надо отметить также, что из материалов дела бесследно исчезли «не выгодные» для обвинения вещдоки. Например, изъятые у Вадима Белова рабочие ежедневники, в которых он ежедневно и очень скрупулезно отмечал свои дела, где и когда он был, что делал. Мобильный телефон Белова, с которого он, по версии обвинения, переписывался с Максом С. и инструктировал того, как организовать преступный бизнес, также канул в Лету. Может быть потому, что в нем никогда и не было «обнаруженной» следствием переписки?

Радует то, что присяжные смогли вникнуть в доказательства и обстоятельства дела Белова, смогли в нем разобраться и вынесли оправдательный вердикт.

Но, как известно, «система» не допускает оправдательных приговоров, поскольку это означает признание профессиональной несостоятельность следственных органов. Гособвинитель Ксения Видонова обжаловала оправдательный приговор и Нижегородский областной суд отменил его, направив дело на новое рассмотрение, а самого Белова суд отправил под домашний арест, запретив ему пользоваться интернетом. И дело тут даже не в ограничении общения по интернету, а в том, чтобы исключить возможность воспользоваться правовыми системами типа «Консультант+» и, тем самым, воспрепятствовать подготовке защиты от судебного произвола.

Очень хочется верить в то, что при новом рассмотрении суд не будет работать по формуле «Обвинение» = «Суд», а наконец-то выступит той самой беспристрастной Фемидой, обеспечивающей справедливое и законное судебное разбирательство.

P.S. Пока капитан Вадим Белов находился в СИЗО, ему было присвоено звание майора полиции...

Поддержите наше СМИ любой посильной для вас суммой – один раз, или оформив подписку с помощью онлайн-кассы. Став подписчиком KozaPress, вы будете поддерживать стабильную работу издания, внося личный вклад в защиту свободы слова.

18+