Нижегородка разбилась, упав в больнице. Судмедэксперт не нашел связи между ее смертью и черепно-мозговой травмой

9376
Нижегородка разбилась, упав в больнице. Судмедэксперт не нашел связи между ее смертью и черепно-мозговой травмой

Братья Кузьмины добиваются привлечения к ответственности сотрудников больницы №30 Нижнего Новгорода, где в ночь с 2 на 3 апреля 2017 года скончалась их бабушка, Клавдия Кузьмина, госпитализированная в отделение урологии.

Как рассказали «Козе» внуки, 31 марта их бабушка была доставлена в больницу №30 бригадой скорой помощи, которую она вызвала, обнаружив кровь в моче. Поздно вечером 1 апреля она пошла в туалет и по неизвестной причине упала в обморок, ударившись головой о поддон душевой кабины.

Шум разбудил соседок по палате, рассказывает Павел Кузьмин. Женщины дотащили бабушку до кровати и позвали медсестру.

«Медсестра заставила соседок вытирать кровь с пола. Так как тряпок не было, пришлось воспользоваться запасной ночной рубашкой Клавдии Михайловны. И, судя по оставшейся на рубашке крови, ее было очень много», – отмечает Павел.

По словам внука, медсестра, обработав рану бабушки, велела ждать доктора. Было два часа ночи. Пострадавшая громко молилась, чтобы терпеть боль. Но врач так и не появился.

В 8 утра медсестры позвали больных завтракать. Клавдия Михайловна попробовала сесть на кровати, попросив воды. Оставшаяся в палате соседка не хотела оставлять ее одну, но та умоляла попить. Вернувшись со стаканом воды, женщина обнаружила Кузьмину на полу – без сознания. В таком состоянии ее нашел и врач уже утренней смены. Бабушку срочно перевезли в реанимацию, где она вскоре умерла, не приходя в сознание.

В распоряжении «Козы» находятся десятки документов о работе государственной бюрократической машины по заявлениям внуков Клавдии Кузьминой.

Вот исследование судмедэксперта, в котором при констатации наличия черепно-мозговой травмы указывается, что «обнаруженные на трупе повреждения отношения к смерти не имеют». Эксперт П.А. Осадчий со стажем работы 21 год заключил, что смерть Клавдии Кузьминой наступила от отека головного мозга вследствие имевшейся у нее цереброваскулярной болезни в виде разрыва аневризмы левой средней мозговой артерии. На основании данного заключения вынесен отказ в возбуждении уголовного дела. При этом уведомление в сопровождение к отказному постановлению почему-то оформляется полицией на соседку по палате, а не на имя реального заявителя – Павла Кузьмина.

Вот ответ министра здравоохранения Нижегородской области Ирины Переслегиной. «Информируем, что при оказании медицинской помощи Кузьминой К.М. в ГКБ №30 нарушений порядков и стандартов медицинской помощи не выявлено», – заявляет она.

В то же время специалист Росздравнадзора, проверив медицинскую карту Клавдии Кузьминой, установил, что факт и обстоятельства возможного получения ею черепно-мозговой травмы в условиях стационара зафиксирован не был. Дежурный средний медицинский персонал урологического отделения в ночь с 1 на 2 апреля не информировал дежурного врача стационара об ухудшении состояния пациентки, о наличии у нее повреждений волосистой части головы. В связи с вышеизложенным необходимое ранее выявление черепно-мозговой травмы или острого нарушения мозгового кровообращения с последующим переводом Кузьминой в специализированный стационар выполнено не было. Отсутствует запись в листе назначений, заключение рентгенолога, данные в дневниках дежурного уролога, внешнего консультанта-нейрохирурга о выполнении Кузьминой 2 апреля обзорной рентгенографии костей черепа, при этом дежурный реаниматолог в дневнике указывает об отсутствии костной патологии на рентгенограммах. В заключительном клиническом диагнозе отсутствуют сведения о наличии повреждений мягких тканей головы. Вывод эксперта: налицо нарушения служебных и должностных обязанностей дежурного среднего медицинского персонала урологического отделения (ст.73 федерального закона «Об основах охраны здоровья граждан в РФ» от 21.11.2011 №323-ФЗ) и порядка оказания медицинской помощи больным с острыми нарушениями мозгового кровообращения (п.6 приказа Министерства здравоохранения РФ от 15.11.2012 №928н). Однако о каких-либо последствиях для виновных семье Кузьминой ничего не сообщалось.

 

«Когда я забирал вещи бабушки из больницы, в ее сумке нашел три шоколадки, которые она взяла в подарок для врачей. Они были бережно завернуты в пакетик – не пригодились. Потому что ни один врач, пока она была в сознании, к ней так ни разу и не подошел, – рассказал «Козе» внук Павел. – Это самое противное во всей этой истории: что человек умер в больнице от того, что никто не захотел оказать ему медицинской помощи. Поэтому я прошу вас написать про обманутое доверие, про халатное безответственное отношение людей, к которым люди идут с открытой душой. Воспитанные в Советском Союзе, эти люди не смогли понять, что им нужно выживать в новой реальности. И все что им сейчас осталось делать – умирать без надежды получить какую-либо помощь».

Павел Кузьмин рассказал, что его бабушка, родившись 13 января 1939 года в селе Белавка Воротынского района, застала войну ребенком и на всю жизнь запомнила голодные военные и послевоенные года. Работала поваром в сельской школе. В 1975 году переехала с сыном и мужем в город Горький, чтобы сын выучился в старших классах. До самой пенсии проработала поваром в роддоме №6, получив на этом  месте звание повара высшего разряда.

«Мы свидетели удачной на данный момент попытки замять дело и избавить от наказания  должностных лиц, виновных в гибели человека. Это еще более отвратительно, чем их фатальная безответственность. Люди не чувствуют за собой никакой вины и не собираются нести за допущенную халатность какую-либо ответственность. Сколько еще людей погибнет в городских больницах без обещанной помощи?» – задается вопросом Павел.

Напомним, ранее мы сообщали о трагедии в больнице имени Семашко.

От редакции: «Коза» содержится исключительно на средства читателей и доходы от рекламы. Поддержать наше СМИ любой посильной для вас суммой можно с помощью онлайн-кассы.

18+

Читайте также:

Прокуратура продолжает добиваться сноса шести коттеджей на побережье Горьковского моря
Ирина Славина
Суд решил, что ликвидатор свалки ТКО «Игумново» необоснованно обогатился на 18 млн руб.
Ирина Славина
Новостройка на Вятской в Нижнем Новгороде сдана в эксплуатацию с дефектами
KozaPress