Угроза утраты «в процессе реставрации» нависла еще над одним памятником в Нижнем Новгороде

2447
Угроза утраты «в процессе реставрации» нависла еще над одним памятником в Нижнем Новгороде

События последнего месяца, в течение которого в Нижнем Новгороде «в процессе реставрации» было уничтожено два стоящих на государственной охране памятника архитектуры эпохи модерна, продемонстрировали глубокий кризис в сфере охраны и восстановления культурного наследия в регионе. Руководство города и области вот уже полтора года твердит, как мантру, модное словечко «редевелопмент», но от него, как и от повторения слова «халва», ситуация не становится слаще. Нужны смелые и нестандартные управленческие решения, которых как не было, так и нет. Нужно привлечение в регион сил лучших российских реставраторов (в самом регионе отрасль давно убита), но трудиться здесь продолжают мутные фирмы, специализирующиеся на возведении на месте ОКН газосиликатных сараев силами нанятых на соседнем базаре гастарбайтеров. Нужно провести эффективное расследование вызывающих преступлений против культурного наследия, но власть, напротив, озабочена отмазыванием виновных. Между тем, ситуация может еще более усугубиться. Под угрозой подобной же «реставрации» с летальным исходом оказался еще один памятник – дом № 8 по ул. Ульянова. Это единственный в Нижнем Новгороде известный нам объект деревянного зодчества, сохранившийся от XVIII века. Проще говоря, самый старый в нашем городе деревянный дом.

Объект на правах собственности принадлежит бизнес-омбудсмену Павлу Солодкому. И история с его содержанием до боли напоминает ситуацию с «шахматным домом» Троицкого, который многие годы доводил и довел-таки до ручки нижегородский предприниматель Ваган Багдасарян. Многие годы объект господина Солодкого стоит с дырявой крышей, что для деревянного памятника означает достаточно быстрое умирание. Между тем устранение этих протечек за один рабочий день выполняется парой рабочих при помощи, например, рубероида. Отказ выполнить эти работы в течение многих лет, с моей точки зрения, не может быть достоверно объяснен иначе, как намерением собственника от памятника избавиться.

Дальше может последовать трюк, провернутый Багдасаряном: комиссия всегда готовых специалистов из университета ННГАСУ выдает заключение, что несущие конструкции здания не подлежат восстановлению, составляется проект его «реставрации» с полным сносом и строительством на его месте обшитого дощечками макета в натуральную величину из газосиликатных блоков, приезжает бульдозер, от ОКН остается гора дров, общественность возмущается и пишет письма губернатору, губернатор молчит, а его подчиненные обещают сделать все «как было» и одновременно помогают вандалу прикрыть одно место и придать произволу видимость законности.

И вот на этой неделе вокруг дома на Ульянова начал расти забор. Блогосфера забурлила, и господин Солодкий дал пространный комментарий одному из правительственных СМИ. Из него, вкратце, следует, что: он имеет прошедший госэкспертизу (непонятно, какую, возможно, историко-культурную), проект то ли реставрации, то ли реконструкции (последнего вида работ в законодательстве об охране памятников не предусмотрено) объекта. Сам господин Солодкий называет его то так, то сяк, возможно, имеется не один проект, но, может быть, он просто путается в терминах); в настоящее время он получил техусловия из департамента (не понятно, какого) на его ремонт; работы то ли по реставрации, то ли по реконструкции, то ли по ремонту будет проводить государственное предприятие Нижегородской области по достройке и реставрации объектов недвижимости, сокращенно «ДиРОН».

К сведению читателей: «ДиРОН» не имеет лицензии на реставрацию объектов культурного наследия, а только на их ремонт и приспособление к современному использованию. Между тем дом нуждается в очень сложной реставрации. Основной вид фактической деятельности организации – сдача в аренду находящихся в ее распоряжении объектов недвижимости. Кроме того, «ДиРОН» занимается проектированием. Опыта работы с объектами культурного наследия, тем более с находящимися в неудовлетворительном техническом состоянии памятниками деревянного зодчества у организации, разумеется, нет. Исчерпывающий реестр сданных объектов состоит из следующих пунктов: ГБУЗ НО «ГКБ №12», ГБУЗ НО «ДГП № 39 Советского района г. Н. Новгорода», МБОУ «Школа №73», МБОУ «Школа №127», МБОУ «Школа №129», МБОУ «Школа № 145», МБОУ «Школа № 171», МОУ Владимирская СОШ, МОУ Глуховская СОШ, МОУ Задворская СОШ, МОУ Староустинская СОШ, МБОУ «Межшкольный учебный комбинат», ГБУЗ НО ДПНД, МБУК «Культурно-досуговый центр» Турбанский сельский дом культуры, ГБУ «Областной центр социального обслуживания граждан пожилого возраста и инвалидов», МБОУ «Починковская средняя школа», МБОУ «Спасская средняя школа», ГБУ «Спасский дом-интернат для престарелых и инвалидов».

Сведений о каких-либо объектах культурного наследия, отреставрированных/отремонтированных/приспособленных фирмой «ДиРОН» и сданных государственной комиссии, мне обнаружить не удалось.

Зимой этого года я познакомил Павла Солодкого с самым известным российским реставратором объектов деревянного зодчества, автором методики работы историческим инструментом, лауреатом Госпремии России Александром Поповым. Они встретились, потом мы с Александром Владимировичем произвели внешний осмотр здания. Но договоренности о работе они так и не достигли. Господин Солодкий написал мне по этому поводу: «Попов не дал никакого предложения. Видимо, очень мелкий объект для такого серьезного специалиста. Стас, а что Вас привело в ужас? Чем Вам не хорош «ДиРОН»? Или они не входят в круг тех, кого Вы лоббируете?». Попов прокомментировал эту ситуацию так: «Мы с господином Солодким некоторое время коммуницировали по этому вопросу, но он мне так и не предоставил материалы, которые бы позволили моим сметчикам определить стоимость работ. Он прислал мне в Кириллов (город в Вологодской области, где расположен реставрационный центр Попова) только проект, выполненный фирмой «Этнос». Но это был эскизный проект, просто картинки, в нем отсутствовала смета. Что еще хуже, в нем отсутствовал и дефектный акт – результат обследования состояния памятника, по которому можно было бы эту смету составить. Прибыть на объект и провести эти работы самостоятельно мне предложено также не было. Но я ему, конечно, объяснил, что объект доведен до очень тяжелого физического состояния. И дело не только в срубе, который, судя по всему, нуждается в замене от трети до половины конструктивных элементов.  Полностью убиты фундамент и цокольный этаж, выполненные из кирпича. Поэтому реставрационные работы, если делать их надлежащим образом, обойдутся очень дорого. А делать не надлежащим и расплачиваться своей репутацией я не готов. Мне показалось, что это его весьма расстроило и он потерял охоту дальше со мной общаться. Очевидно, его интересовали менее затратные варианты, и он начала их искать. Конкретную сумму я ему тогда не озвучивал – это было бы безответственно делать без обследования. Но думаю, что общая стоимость реставрации и приспособления объекта может колебаться в диапазоне от 20 до 25 миллионов рублей».

Итак, для работы на аварийном памятнике деревянного зодчества нанята фирма, не имеющая ни реставрационной лицензии, ни опыта работы с ОКН. Сам собственник не может толком объяснить, какие виды работ он собрался производить на объекте. Учитывая события истекшего месяца, а также созданный региональными властями и правоохроанительными органами климат безнаказанности вокруг грубых нарушений законодательства об ОКН, все сказанное вызывает существенные опасения не просто за сохранность, но и за существование объекта.

Третий пошел?

А ниже вы можете увидеть плоды трудов Александра Попова – отреставрированный знаменитый терем в Асташеве Костромской области.

Источники фотографий терема: k1news.ru и novosti44.ru.

 

 

От редакции: «Коза» содержится исключительно на средства читателей и доходы от рекламы. Поддержать наше СМИ любой посильной для вас суммой можно с помощью онлайн-кассы.

18+

Читайте также:

«Дронт» призвал собственника нижегородского «Муравья» предотвратить массовую гибель синиц-московок
Ирина Славина
Генпрокуратура вмешалась, чтобы изменить меру пресечения нижегородским врачам Кудыкину и Васягину
KozaPress
75% отходов Шуваловской свалки в Нижнем Новгороде планируется вернуть в экономику
KozaPress